igparis: (Default)
Летом в гостях - читать чужие книги.
На этот раз на хозяйской полке - почти ничего, кроме трёхтомника Пушкина; тираж 10 375 000 экземпляров, издание 1985 г.
Да, были времена, были тиражи, были писатели...
Вот из "Путешествия в Арзрум", например из строк о Грибоедове - чьи встретил он останки, везомые на телеге:
Несколько друзей знали ему цену и видели улыбку недоверчивости, эту глупую, несносную улыбку, когда случалось им говорить о нем как о человеке необыкновенном. Люди верят только славе и не понимают, что между ими может находиться какой-нибудь Наполеон, не предводительствовавший ни одною егерскою ротою, или другой Декарт, не напечатавший ни одной строчки в «Московском телеграфе».
Неплохо о непризнанных гениях и цене славы, а?
Да, неплохо - если бы неувязочка в оценке славы; в стихотворении "Герой" того же Пушкина видим противоположное:
"Да, слава в прихотях вольна.
Как огненный язык, она
По избранным главам летает,
С одной сегодня исчезает
И на другой уже видна.
За новизной бежать смиренно
Народ бессмысленный привык;
Но нам уж то чело священно,
Над коим вспыхнул сей язык."
То есть - в обоих отрывках одинаковая мысль о "случайности" славы. Но - выводы из этого в двух случаях разные: в первом - нечего-де её особенно ценить (Грибоедова-то вон недооценили), а во втором - слава-де "священна" (Наполеон-то вон - недаром Наполеон).
Впрочем, написаны эти два отрывка вовсе не одновременно: "Герой" - осенью 1830, а "Путешествие в Арзрум" - в 1835. То есть одно - ещё только накануне женитьбы, а второе - в состоянии уже зрелого (со всеми выводами) супружества. Хотя... за те 5 лет поменялось не только его гражданское состояние.

Вообще претензий к автору по прочтении "Арзрума" - набралось. В начале повествования - вовсе не указывает дат, когда выехал... Иногда пишет - "в шестом часу" - а в какой же месяц-день-то?! Спохватывается уже за Кавказским хребтом и на турецкой территории - уже исправно все перемещения датирует (июль 1829 года).
В предисловии к 2-му изданию - "опровергает" сатирическое в данном тексте (некий француз это усмотрел и констатировал) ... Но выходит НЕ опровержение, а голое отрицание, и даже не без лицемерия: сатира-то в "Путешествии" - на каждой странице!
В том же предисловии спорит, голубчик, будто ехал в Арзрум - НЕ описывать подвиги русского воинства (как предположил тот же француз-переводчик)... Но притом - ВОВСЕ НЕ УКАЗЫВАЕТ - зачем ехал-то туда!
Вообще текст гениальный, и лично я не удержался тут же перечесть его весь для смакования и лучшего постижения. Но - и перечтение не даёт ясности: ЗАЧЕМ Пушкин ТУДА ЕХАЛ-то?.. Зачем вдруг воротился, не продолжив славного похода?
И зачем скрывал цели поездки?
Натурально, вспоминаешь замечательную книгу Ю.Дружникова "Узник России" - и натурально, встречаешь там правдоподобнейшую версию: Пушкин ехал на Кавказ бежать за границу:
http://royallib.com/read/drugnikov_yuriy/uznik_rossii.html#1249280
"Реальных причин, по которым поэт ринулся на Кавказ, было несколько. Самой таинственной из них представляется та, которая тщательно выскребалась советской пушкинистикой, но была ясна Бенкендорфу, и даже Николаю I. Вернувшись, Пушкин по вполне понятной причине постарался отмести истинные цели в оправдательном письме. «Что именно имеет в виду поэт? – спрашивает В.Кунин и отвечает. – Прежде всего разнесшийся клеветнический слух, будто он собирается через турецкое побережье бежать за границу. Эта абсурдная мысль, судя по некоторым намекам, пришла в голову Вяземскому; в разное время ее повторяли и некоторые пушкинисты».
Пожалуй, надо перечитать и всё это его путешествие - в изложении Дружникова с точки зрения видов Александра Сергеевича на побег-с..
igparis: (над Хайфой)

Чисас Крайст!

Картинка, чудесно выражающая дух города. фотография REUTERS/Max Rossi
SANTAGLORIA.LIVEJOURNAL.COM
igparis: (над Хайфой)
Слева вверху - АМЕРИКА: просматривается р. Св. Лаврентия, Великие озёра, Мексиканский залив (на удивление маленький) и внизу - мыс Горн (ну очень большой).
  Копия 15-го века с подлинника 13-го, но вообще-то подделка 20 века.

Карта Винланда якобы предшествует открытиям Колумба.



File:Vinland Map HiRes.jpg

igparis: (Default)
(фото не сахалинское, а парижское - колонка для питья; ассоциации с Сахалином - на выбор читателя)
http://sovsekretno.ru/magazines/article/2209

Путина
Сахалин постоянно переходил из рук в руки. Я и не знаю, есть ли в России другая земля, которая бы чаще меняла хозяев. В XVII веке его открыли голландские мореплаватели и присоединили к Голландии; с XVIII века Сахалин стали первыми обследовать японцы, но пока те обследовали, русские его уже заселяли; с начала XIX века за него борются с переменным успехом Россия с Японией: в первой половине больше везло японцам, в 1906 году в результате нашего поражения в русско-японской войне Японии отходит весь Южный Сахалин, а в 1920-х годах они оккупируют и Северный, во второй половине XX века перевес на стороне России, которая после Второй мировой освобождает весь остров от японцев.
Вопрос о возвращении Сахалина японцы пока не ставят, им и курильской проблемы достаточно. Хоть Сахалин и российская территория, здесь не покидает ощущение, что ты не в России. Здешние жители говорят по-русски, но русскими их назвать сложно. Лица и особенно души у здешних людей другие, не русские. Как будто их всех миновали обвалы рубля, путчи, деноминации, бесконечные кризисы. Сколько я ни всматривался в лица сахалинцев, не увидел в них того выражения подавленности, которое встречается в России повсеместно. Сахалинцев очень трудно, практически невозможно, заставить голодать, здесь люди от сотворения мира живут как у Бога за пазухой: это край, где еды столько, что хватит на десять Сахалинов и еще Японии на закуску останется. Здесь не то, что люди, даже медведи не агрессивны, потому что сыты.
Вся техника на Сахалине – японская, продукты стоят дорого, хлеб – больше 40 рублей. Но и зарплаты на Сахалине – не среднероссийские. Здесь, если ты зарабатываешь меньше тысячи долларов, тебя считают бомжом и жить тебе нужно в подвале или в шалаше.
…Переезжаю бесконечные мостики, на которых стоят люди, смотрят на реку, указывают руками, чему-то удивляются. На очередном мостике тоже остановился, глянул вниз: мамочка родненька, так вот что такое путина! Никогда ничего подобного не видел. Вся река кишит рыбой, идущей вглубь острова. Рыбы столько, что даже дна реки не видно, только одни рыбьи спины. И не знает она, бедная, что шансов у нее выполнить свое богоугодное дело, дойти до нерестилища, практически нет. На севере острова, говорят, рыба еще доходит до нерестилищ, здесь же всю подчистую вычерпывают: покупают грошовую лицензию, перекрывают реку сетью – и только успевают грузовики, груженые рыбой, отходить. Вон, в Пильво жил один бизнесмен, нанял бывших зэков, кормил копеечной баландой и по две тонны икры каждый сезон заготавливал. И никто ему не указ – до Бога высоко, до Москвы далеко! Только вот умер от рака, так и не дожив до старости. Люди остановить его уже не могли – и милиция, и рыбнадзор, и «зеленые», все свою долю от него имели, – вот, видать, и пришлось Господу вмешиваться.
Мне советовали, если я ищу сильных ощущений, поехать в город браконьеров, Поронайск. Расположен он в устье самой большой реки Сахалина, и когда идет путина, весь город выходит на промысел – причем берут только икру, выпотрошенную ненужную рыбу бросают тут же на берегу или обратно в реку. Запах стоит ужасный, но людям нравится: это пахнут большие деньги. Неделю нюхаешь, потом год безбедно живешь. Здесь, в Поронайске самая дешевая икра, килограмм красной стоит от 200 рублей.
У устья одной небольшой реки бегают двадцатилетние отморозки, бьют по реке дубинами, глушат рыбу и хохочут как полоумные. Рыба им не нужна, она плывет дальше вверх брюхом, а они от этого получают удовольствие. Если так пойдет, то вся рыба уйдет от наших берегов.

Прощай, Сахалин!
На Сахалине я постоянно сталкивался с ностальгическими воспоминаниями о Сталине. Постоянно слышишь: прожил бы Сталин дольше, ходили бы сейчас на Сахалин прямые поезда с материка, а не плавали бы мы на пароме. Вопрос не в том, хорош или плох Сталин, а в том, что только он мог решиться на строительство подземного туннеля на Сахалин, необходимого острову, как воздух. Рыли туннель заключенные, выбрали для этого самое узкое место, между мысом Погиби и Лазарев. Но немного не дожил Сталин до завершения строительства, а после его смерти стройку сразу заморозили. Сейчас туннель затоплен и всеми забыт.
На Сахалине я узнал, что Сталин после освобождения Южного Сахалина планировал занять и Хоккайдо, ближайший японский остров, чтоб создать там ЯНДР – Японскую Народно-Демократическую Республику, по примеру КНДР. Как ни странно, «спасли» Японию бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Тогдашний американский президент Трумэн дал понять: следующие бомбардировки планируются по Хоккайдо. Вторая мировая война закончилась, началась холодная.
Вернувшись в Южно-Сахалинск, зашел к собирателю японских древностей – посмотреть экспонаты будущего музея и поделиться впечатлениями от посещения города Амбецу. Пока музея нет, все экспонаты хранятся у него в квартире и в гараже. Здесь я впервые поупражнялся с настоящим самурайским мечом (хозяин сразу предупредил, что его лезвие ни в коем случае нельзя трогать руками, заржавеет, а специального масла для самурайских мечей у него нет). Попили из старинных японских пиал для саке, особенность которых состояла в том, что когда в них наливают саке, на дне появляется изображение «жены самурая».
Так получилось, что из Южно-Сахалинска я выехал в два часа ночи. Теперь нужно было срочно искать место под ночлег. Когда светло, это делается без проблем, просто отъезжаешь подальше от людских поселений, замаскируешь палатку под куст и спишь до утра. Ночью же нужное место найти крайне трудно. Так и сейчас, выехав за город, проехал последние дачи, свернул на первую попавшуюся дорогу и установил палатку на каком-то пустыре. Утром выяснилось, что я провел ночь на свалке, по соседству с городской помойкой. Ничего не поделаешь, сегодня ты странник, завтра путешественник, а послезавтра бомж.
Приехав в Холмск, купил билет и вечером был уже на пароме Холмск-Ванино, а через 14 часов на материке. При отплытии все пассажиры опять схватились за мобильники и стали бесконечно прощаться, на сей раз с Сахалином. Паром хоть и другой, но и здесь все то же – каюты разбиты, двери не запираются, запах уборной, – одним словом, все наше, все родное, все неизменное.
На верхней палубе парома гуляла компания молодых людей с материка, один из них долго ко мне приглядывался, потом подошел с намерением выкинуть за борт, как он чуть позже признается, ибо я не вписывался в его представление о стандартном русском образе: у меня борода, длинные волосы – нет ни стрижки под зека, ни бычьей шеи. Если я где-то и был похож на русского, то только на Сахалине.
В Ванинском порту стоят иностранные корабли, на которые грузят главные предметы дальневосточного экспорта – свежий лес и металл. Стоит огромный абсолютно белый корабль, который загружают металлическим ломом до самых краев. Взаимовыгодный обмен получается: сначала мы продаем японцам металл в слитках, потом он к нам возвращается в виде подержанных авто, еще через несколько лет эти авто возвращаются обратно в Японию, уже в виде металлолома, где из него снова делают новые машины и так до бесконечности.
В Ванино я познакомился с молодым мужчиной, которого все в этой жизни радовало, просто до неприличия. Я давно заметил, что люди такого типа прошли либо войну, либо какие-то другие катаклизмы и чудом избежали смерти. Так и оказалось. Сейчас у него небольшой бизнес – частный магазинчик подержанных японских товаров. В Японии, рассказал он, есть специальные службы, куда люди звонят, если нужно выкинуть какую-то громоздкую вещь. К ним приезжают, забирают вещь и за это еще и деньги платят. Продажей этих отходов японской жизнедеятельности он и занимается – скутеры, велосипеды, холодильники, телевизоры, лодочные моторы... Это отходы только для японцев, для многих россиян – это предел мечтаний. Жители Дальнего Востока давно поняли, что японское старье качественнее нашей новой продукции и на порядок дешевле. Здесь ты нигде не встретишь не только отечественных автомобилей или мотоциклов, но даже велосипедов.
Жизнерадостный знакомый начинал с торговли автомобилями. Сейчас время не то, ушел в прошлое ельцинский «беспредел», когда во дворе его дома стояло два десятка иномарок, а в кубышке лежало полмиллиона долларов. Пришел Путин – и ни свободы, ни денег. Правда, еще до Путина пришли бандиты и все отняли: «хорошо, что жив остался». Сейчас из крупного он торгует только японскими мини-экскаваторами. «Нужно спешить, пока на них пошлину не подняли. Как только чувствуют, что товар пользуется спросом, тут же начнут душить неподъемными пошлинами». Правда, машина у него и сейчас одна из самых ярких в Ванино – огромный трактороподобный джип «ленд-ровер», одно колесо которого размером с мой скут.
Что ни говори, а Сахалин – это самое интересное, что я видел пока что за свою насыщенную приключениями жизнь. И самое удивительное здесь не природа, а люди. Глобализация всех уравняла, но до Сахалина она почему-то не добралась. И доберется ли когда – неизвестно.

На сайте автора (www.strannik99.narod.ru) можно сделать предварительный заказ на книгу путешествий Андрея Сотникова «Записки странного человека».

August 2017

S M T W T F S
  123 4 5
6 789 10 1112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 20th, 2017 01:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios