igparis: (над Хайфой)
Вот тут давеча упрекали Солженицына, что мнил себя орудием (конкретно мечом) Транцедентности. Так вот он был по меньшей мере вторым в таком самоощущении. Оказывается, ещё Эренбурга (в 1921 году) осенило: "Я не трубач - труба! Дуй, Время!"
                             (и понеслось по трубам...)
DSC_0449(этими четверыми перьями тоже водило из четвёртого измерения)  
igparis: (над Хайфой)
Читаю книжку Н. Решетовской о Солженицыне (изд. АПН - КГБ, 1975, цена 41 коп., типография и тираж не указаны).
   Пишет о нём - 30-летнем, мол, ещё неверующий, но уже суеверный (годы Марфинской шараги), "как все математики". "Суеверный" Солженицын питал слабость к девятке и девятикратному (Толстой - к восьмёрке). И вот - высчитал на почве девятикратности свой год смерти, исходя из своего возраста:
9+18+27=54, т. е. год 1972.
Как видим, ошибся  и м е н н о  на 36, т. к. умер в 2008.
А в 1972 - всего-навсего развёлся с Решетовской.
DSC_0461 
igparis: (Default)
У кого они какие, а меня мозги - выявляющие подобия. Наверное, выявляющие его и там, где его нет. Мелодии песен, литературные сюжеты - сравниваю бессознательно, и, знаете ли, довольно часто ЧУВСТВУЮ сходство. Будь я повсеяднее - из меня бы вышел классный разоблачитель плагиата.
 Например.
 По-моему, роман Набокова "Машенька" (1925) произошёл, судя по сходным с нею чертам - от "Митиной любви" Бунина (а также от... потом вспомню).
Набокова же роман "Соглядатай" (1930) произошёл, судя по чертам - от его же "Машеньки" (как издёвка над ней), а также - от "Бесов" и "Записок смешного человека" Достоевского", и "Рассказа неизвестного человека" Чехова,
Всё это присказка вот к чему.
Сегодня я доперечитал "Раковый корпус"(1963-66). По многим признакам эта автобиографическая вещь несёт на себе... явные следы прочтения Солженицыным этих самых романов - "Машенька" и "Соглядатай".
Например, вот по каким признакам:
- Как и в "Машеньке" действие "РК" происходит в некоем замкнутом подобии ада. Там это был берлинский русский пансион 1920-х годов с его паноптикумом обитателей, а здесь - онкологическое отделение ташкентской больницы. Там обитатели расселены по комнатам, здесь - по палатам; каждый в свой черёд выходит в действие со своим большим или малым эпизодом-номером. Главные герои "М" и "РК" схожи суровым своим прошлым, наложившим печать грубости на их тонкие души. Оба - изгнанники с грузом бесценных воспоминаний (белоэмигрант и ссыльнопоселенец). Впрочем, они схожи и внешне - оба мужи высокие, красивые неброской, немного странной красотой. У обоих по жизни - одна подруга "земная" рыжеватая, светлая, и другая - "возвышенная" брюнетка. "Возвышенная" является в ходе серии разных эпизодов-встреч, причём ближе к финалу стремление к ней, "возвышенной", становится стержнем сюжета. Финал в обоих романах - более или менее неожиданная не-встреча с "возвышенной" подругой. Эта не-встреча, впрочем, оказывается не поражением, а парадоксально - этакой моральной победой героя. Самые же последние главы соответственно "М" и "РК" схожи почти пародийно: в прекрасное утро герой покидает свою неволю и по утренним весенним улицам следует на свидание. И финальный эпизод в обоих случаях - приезд на вокзал (Ганин - на такси, Костоглотов - на трамвае, но тоже не без ухарства), посадка в поезд и... отъезд в объятиях Морфея (Костоглотов - в Уч-Терек, Ганин - по версии НБ - в Африку).
Незадолго до финала и там, и там - смерти добрых друзей-стариков: поэта Подтягина ("М") и библиотекаря Шулубина ("РК" - впрочем, тут его агония с неопределённым концом). 
   А из романа "Соглядатай" в "РК" перекочевала интермедия с букетами фиалок, купленных для пассии, а подаренных кому попало. И даже штурм заветных дверей с этими фиалками в руках - откуда же ещё, как не из "Соглядатая"... И там, в финале "С" назойливо гудел пылесос, а в "РК" - трещал мотоцикл (перекочевавший затем в фильм Михалкова "Родня" - простите, не могу я без ассоциаций). 
(на снимке - не Ташкент, но Яффа с её запутанными сюжетами)

igparis: (Default)
"Подпоручик полусидел на подушках, светло-влюблённо смотрел на полковника и отвечал ему как радостный экзамен. Тем невидимым светом жертвы он был освещён, который зарождается ещё до женщины и без неё. Он слышал через шум, голова слабая, затруднялся в речи..." (и проч).
   В этом отрывке из "Августа четырнадцатого" меня, знаете ли, озадачило вынесенное тут в заголовок моего поста выражение.
 Солженицын имел в виду "дух", "душу" ("свет"), которая, что ли, появляется ещё до МАТЕРИ и даже без матери?
  (вообще роман при перечтении через 20 лет оказался-таки гениальным... но не без пошлости)
(на снимке - "лже-гаргулья" на задней галерее южной башни Нотр Дам; как выяснилось - примазана вполне недавно некими левыми скульпторами; размер - с кролика; в левом нижнем углу видна ещё одна; третья - прямо на фасаде на северном контрфорсе на высоте метров 6 от земли; почему-то их там ещё терпят)

igparis: (Default)

О нечаянной смерти Солженицына-отца.
(оттуда же)
http://www.bigbook.ru/publications/saraskina-01.php#_ftnref3

"Молодые гостили в Сабле у родных. Накануне рокового дня Таисии приснилось, будто на мужа упал большой крест и придавил его; проснувшись, тщетно она умоляла мужа не ходить на охоту...

«Что мне непонятно в характере отца, — рассказывает А. И., — это охота. Охоту я ненавижу, отрицаю, я исключил её из образа Сани Лаженицына. Как он мог…»

История ранения и гибели отца — точка непреходящей боли автора «Красного Колеса».

Летний день 6 или 7 июня 1918 года, окрестности села Саблинского. Охотник подстрелил зайца и вновь зарядил дробью ружьё. Чтобы не класть его наземь, прислонил к телеге и начал потрошить тушку. Тем временем лошадь дёрнулась, дёрнуло и ружьё; курок был слабоват и сам соскочил, выстрел попал в охотника. «Ружьё в пролетке лежало, да на ходу и выстрелило. Пуля попала в живот. Неделю проболел и помер."
   "ТОЧКА НЕПРЕХОДЯЩЕЙ БОЛИ автора..."
Как говорят в таких случаях, "ну, и где же был ваш Бог?"
Очень мыслящий и одновременно очень набожный автор и непрейдёт никогда этой странной боли.
(на снимке освящённая вода)

 


igparis: (Default)

- МЕЖДУ ПРОЧИМ - ещё только Февральской (время событий не указано точно), ещё и не шибко-то коммунистической... А уже какое блин отступничество от ВЕРЫ.
http://www.bigbook.ru/publications/saraskina-01.php#_ftnref3

"Архиепископ Иоанн Сан-Францисский, в миру князь Дмитрий Алексеевич Шаховской в своей книге «Белая Церковь» цитирует слова другого священника, отца Александра Шафрановского, который на протяжении всей Первой мировой войны самоотверженно помогал русским военнопленным, объезжая немецкие лагеря. «Отец Александр рассказал мне, что до революции у него не было ни одного случая отказа русского военнопленного от молитвы, исповеди, причастия (посещение служб было свободным). Но когда слухи о русской революции докатились до военнопленных — 90% русских людей перестали посещать церковные службы. Только 10% (во всех лагерях!) остались верными Церкви и только 10% от этих десяти (то есть 1% общего числа паствы отца Александра) были жизненно преданными, ревностными сынами Церкви. Отец Александр считал, что этот процент соответствен уровню всей России».
.......................................................................................Ну, да, а прочие 99% - не ревностные, значит, сыны, а нормальные русские мужики. Со всеми вытекающими последствиями.
(пардон, фото что-то никак не грузится - в такой ДЕНЬ...)


igparis: (Default)
....надо непременно открыть форточку, сидеть молча с зажжённым светом и сильно верить в магические показания буквенного круга. «Положили лёгкие пальцы на опрокинутое блюдце, Кока был поначалу наиболее недоверчив, чтобы другие не двинули, — но поведение блюдца превзошло фантазию любого из нас: некоторые вызванные иностранцы не могли справиться с русской азбукой (нам в голову не пришло заготовить и латинскую), иные русские выбирали буквы неграмотно (и потом мы догадывались, что они были в жизни неграмотны), Суворов гонял блюдечко с кавалерийской быстротой, Зиновьев — жалко ползал и оправдывался, “мы были с Лениным друзья”, а кто-то на вопрос, будет ли война, уверенно ответил нам “1940”, а “кто победит?” — и стрелка блюдца три раза подряд уверенно разогналась на “С” и один раз на “Р”: СССР! Но и не удайся эти сеансы, именно с тобою мы никогда не смеялись над мистикой…»

igparis: (Default)
http://www.bigbook.ru/publications/saraskina-03.php#_ftnref31
''Всех арестантов (их уже стояло семеро), построили в три с половиной пары — шестеро рядовых советских военнопленных и пожилой гражданский немец. «Меня поставили в четвёртую пару, и сержант татарин, начальник конвоя, кивнул мне взять мой опечатанный, в стороне стоявший чемодан. В этом чемодане были мои офицерские вещи и всё письменное, взятое при мне, — для моего осуждения». Реакция беспогонного капитана была почти что автоматической. «То есть как — чемодан? Он, сержант, хотел, чтобы я, офицер, взял и нёс чемодан? то есть громоздкую вещь, запрещённую новым внутренним уставом? а рядом с порожними руками шли бы шесть рядовых? И — представитель побеждённой нации? Так сложно я всего не выразил сержанту, но сказал: “Я — офицер. Пусть несёт немец”».
  Не то было бы удивительно, если бы смершевец приструнил зарвавшегося арестанта. Удивительным оказалось противоположное: то, что сержант с «советским сердцем» («выучка его и моя совпадали») и в самом деле подозвал гражданского немца и приказал тому нести злосчастный чемодан. «Немец вскоре устал. Он перекладывал чемодан из руки в руку, брался за сердце, делал знаки конвою, что нести не может. И тогда сосед его в паре, военнопленный, Бог знает что отведавший только что в немецком плену (а может быть, и милосердие тоже) — по своей воле взял чемодан и понёс. И несли потом другие военнопленные, тоже безо всякого приказания конвоя. И снова немец. Но не я».
    САРАСКИНА-биограф комментирует:

  Никто из пешего этапа не сказал ни слова осуждения капитану, который в тот момент слишком специально понимал, в чём честь и в чём бесчестье офицера. Никто из трёх пар идущих впереди даже не обернулся к нему, седьмому, просто потому, что оборачиваться и разговаривать было запрещено.
  Но никто никогда ничего не узнал бы про тот чемодан и про того пожилого немца, которого вынудили тащить чужой груз — если бы владелец крамольной ноши сам не покаялся (через три года в поэме «Дороженька» и 23 года спустя в «Архипелаге») в своём проступке. А также в том, что многие часы и дни после ареста имел время передумать свою прошлую жизнь и осознать настоящую, но сразу — не смог.    
 «Уже перелобаненный дубиною — не осознавал». Того немца Солженицын встретит в камере Бутырской тюрьмы летом 1946 года.
                                     Ещё ЦИТАТА из самого А.И.С.: 
«И старый немец — тот дородный немец, теперь исхудалый и больной, которого в Восточной Пруссии я когда-то (двести лет назад?) заставлял нести мой чемодан. О, как тесен мир!.. Надо ж было нам увидеться! Старик улыбается мне. Он тоже узнал и даже как будто рад встрече. Он простил мне. Срок ему десять лет, но жить осталось меньше гораздо…»
                         Вывод и мораль из эпизода биографии? - АРЕСТ И ТЮРЬМА ПОЛЕЗНЫ и глубоко порядочным, совершенно невиновным людям (особенно - испорченным армией) для их нравственного становления. Солженицын сам приходит к такому выводу ("Архипелаг..."), и сам же вопрошает: кабы не тюрьма - так что бы за писатель из меня вышел?
  Так Пикуль - вот кто бы вышел (и написал бы точно такого же "Захара Калиту").
(и наоброт: посиди Пикуль в тюрьме - какой бы вышел Шаламов!)
(на снимке - гаргулья с новыми рожками; апрель 2007)

    
igparis: (Default)
Цитата оттуда же (о событиях 1942 года; солдат - 21-летний Солженицын):
http://solzhenicyn.ru/modules/pages/CHast_tretya__Vojna_i_na_vojne.html
До Сталинграда оставалась двадцать одна верста — и неизвестно сколько дней ожидания хоть какого-нибудь транспорта. Солдат метался по путям, между грузовиком у маленького военного аэродрома (мотор не заводился, и на грузовик брать постороннего не хотели) и поездом на Сталинград, внезапно, вопреки всем ожиданиям, подошедшим к разъезду. Пришлось бежать по снежной целине, отлетали пуговицы, оторвалась — впервые за семь лет — ручка портфеля, уже начинал разгоняться поезд, и бегущий что есть мочи увидел перед собой открытую платформу с людьми и заднюю лесенку. Забросил наверх портфель, взметнул ноги, навалился грудью на нижнюю ступеньку, спиной почувствовал, что кто-то сзади вытягивает его наверх, очнулся, обнаружил себя целым и рядом — седого старика с древнерусской бородой.
к о н е ц  ЦИТАТЫ
Так вот у Набокова, помните, тоже - в ДРУГИХ БЕРЕГАХ - лирического героя, отставшего было от поезда, в последний момент спасает протянутая чья-то "крепкая пролетарская рука" (год 1918).
 19-летний поэт-энтомолог ехал в Крым сквозь гражданскую войну, а от поезда чуть не отстал потому, что вылез из-поезда подобрать оброненную на шпалы щёгольскую трость. 
Если ещё домыслить события: а ехал-то Володя как раз не через самый ли Кисловодск, где как раз и родился-то Саня С. в тот самый год (и час)?.. А крепкая-то рука принадлежала - уж не отцу ли оного Сани? 
(на снимке не Крым, а устье Тежу западнее Лиссабона, и не Саня с Володей, а современные и пока ещё не пишущие мальчики)

igparis: (Default)
Цитирую оттуда же:
http://www.bigbook.ru/publications/saraskina-04.php#_ftnref56

Найти подругу в ауле несложно, но учителю иметь неженатую связь невозможно. «Я вдруг понял, что открыться никому не смогу, что на самом деле я получил не свободу (как я думал, когда освобождался), а капкан… Я не смел жениться: не было такой женщины, кому я мог бы доверить своё одиночество, своё писание, свои тайники».
... ...
Он продолжал бояться женитьбы; даже тех девушек из Кок-Терека, которым симпатизировал (с одной из них даже встретил Новый 1955 год), держал на расстоянии и сближаться не решался. Заглядывался на старшеклассниц своей школы, долго помнил Инну Штрем, немку из семьи ссыльных. Но отношения с ученицами были невозможны — профессиональный риск, могли бы лишить преподавания. Позже Солженицын скажет, что, несмотря на жестокие тяготы холостяцкой, монашеской, в сущности, жизни, он спасительно не женился, а ведь мог связать себя поспешными узами перед самым концом ссылки.
к о н е ц   ц и т а т ы
          Сравним с Набоковым 1955 года: пишется "Лолита" с героем (ГГ) - профессором словесности (французской - тогда как сам ВВ был профессором русской). "Профессиональный риск" - подобного же рода, что и у А.И.С. ГГ таит свой интимный дневник от жены - сравним с конспиративным писательством А.И.С. Ещё вспомним дату рождения Долорес Гейз: 1 января (тоже Новый Год) 1943. 
   Есть, конечно, и контрасты: почти предельная оседлость у А.И.С. - и выраженно кочевой образ жизни у ГГ: мотания по мотелям с Инной Штрем... или как бишь её...
   С наступающим, господа!
igparis: (Default)
- о ней Набоков говорил, отвечая на вопросы о сходстве его "Приглашения на казнь" и "Процесса" Кафки.
Другой факт телепатии описан Норой Букс: "Защита Лужина" есть парафраз романа об игроке в го японского писателя Я. Кавабаты.
Также писано о параллелях "Дара" и "Мастера и Маргариты".
Так вот не угодно ли и ещё параллель: в одном и том же 1953 году Набоков и Солженицын пишут свои "повести" с названиями из четырёх букв: "Пнин" и "Щ-232" ("Один день Ивана Денисовича").
Предлагаю обмыслить и параллель (их же) 1955 года: "Лолита" и "В круге первом" - впрочем не настаиваю, поскольку не люблю натяжек. Только одно милое к сему почти-совпадение: почти одноимённое стихотворение Набокова ("Лилит" - 1928) заканчивается строкой "И понял я, что я в аду" (без указания номера круга).
(Кидекша возле Суздаля - 2009)
igparis: (Default)

http://www.bigbook.ru/publications/saraskina-04.php
…Той душной, тяжёлой весной, после мятежа и операции, когда, выйдя из больницы, Саня недосчитался многих своих друзей, угнанных на этап, он, задумывался о ближайшем будущем — где придётся жить, чем заниматься после лагеря, и много размышлял о своём прошлом и о себе самом. В нём происходила сложная духовная работа, о которой десятилетия спустя он будет вспоминать благодарно и растроганно. А тогда, лёжа на больничной койке в палате, он, как хлебные чётки, перебирал свою жизнь, нащупывая и находя в ней моменты вины, греха, падения. Проступков, мелких и крупных, набиралось достаточно; Саня много думал о матери, проникаясь чувством вины перед ней, вспоминал эпизоды, когда вёл себя не лучшим образом. Он казнил себя, что допустил — а ведь мог, мог пресечь! — расстрел случайной немки на шоссе в Восточной Пруссии (у неё из сумки выпали фотографии жениха в форме СС). И не остановил Соломина, когда тот, мстя за расстрелянных родителей, увёл в лес какого-то пожилого немца и убил его. «И тогда б — довольно слова!.. / И тогда я близко был…» — писал Солженицын в «Прусских ночах»: эта глава «Дороженьки» уже была в Экибастузе. Болезнь удивительным образом вызвала в больном угрызения совести, подготовила к раскаянию, будто кто-то спешил позаботиться прежде всего о выздоровлении его души.
     Он назовёт это настроение чувством возвращения веры. По своей лагерной привычке он укладывал чувства в рифмованные строки — о том, как надменный мозг, нагруженный книжным знанием, затмил веру, впитанную с детства; как, пройдя меж бытием и небытием, падая и вставая, поэт благодарно учится находить высший смысл в каждом изломе своей жизни. «И теперь, возвращённою мерою / Надчерпнувши воды живой, — / Бог Вселенной! Я снова верую! / И с отрекшимся был Ты со мной…» Он сравнивал себя с неопытным купальщиком, которого сильная волна сбивает с ног и выбрасывает на берег — так и его ударами несчастий Судьба возвращает на земную твердь. На ту дорогу, которой он и должен был идти с самого начала, но с которой в упоении молодости, власти и силы легкомысленно свернул, вообразив себя непогрешимым, самоуверенным, а значит, злым и жестоким. «На седьмом году заключения я перебрал свою жизнь и понял, за что мне всё: и тюрьма, и довеском — злокачественная опухоль. Я б не роптал, если б и эта кара не была сочтена достаточной. Кара? Но — чья?»
     Теперь он знал ответ на этот вопрос. И как же должна была удивиться (а может быть, и поморщиться?) Наташа Решетовская, когда в марте 1952-го она получила письмо от Сани, только что вышедшего из лагерной больницы. «Усвоенная мной за последнее время уверенность в Божьей воле и Божьей милости облегчили мне эти дни...»

к о н е ц   ц и т а т ы  из  САРАСКИНОЙ. Теперь скажу тост от себя.
     Наконец-то, наконец-то, друзья мои, я доискался корней его обращения в это дело! Долго их искал - и вот. И как раз оказалось: он обратился в точности по тем мотивам (предполагавшимся мною раньше), по которым человеки туда обращаются: слабые за помощью, если её нехватает из не-мистических источников, а виноватые - за прощением, если и оно не поступает от земных людей. Не-слабым и не-виноватым религиозная вера не нужна.
   И ещё А.И.С-н искал ведь СМЫСЛА своей жизни... - а допускал ли вообще, что смысла может и не быть? Вряд ли допускал - особенно вот на нарах и в смертельной болезни (в благополучной жизни смысла можно не искать ибо довольно самого процесса). А коли Смысл должон быть - так какой же ещё, как не всемирно-исторический - у МЕНЯ-ТО, так хорошо мыслящего, так сильно пострадавшего и так "достаточно" "ведшего себя не лучшим образом" (цитата из его биографии - см. выше)?!. Потом А.И.С-н постиг, как известно, и наличие в своей жизни "вложенной цели". Вложенной Богом, ясное дело. Имеем, пожалуй, тому и доказательство: триумф А.И.С-на как писателя и общественного деятеля - сломал-таки он ГУЛаговскую державу, разоблачил-таки он её палачей!
    СССР канул в небытие. Имеем свободную Россию. Она нам такая нравится? Ему-то самому она такая нравилась? Обустроили Россию по заветам А.И.С-на (не забудем - боговдохновляемого А.И.С-на)?
    А достигнута ли его Цель литературная - изобразить в лицах историю кровавого режима с 1917 по 1937? Вместо неё написалась предыстория оного режима - с 1914 по 1917 (совсем как Толстой написал историю декабристов... с 1805 по 1812). Ясное дело, что не только роман следует ему зачесть в успех - а и тот самый "опыт художественного исследования".
       Да - ясно же и то, что и с его успехом в цели обустройства России всё не так плачевно. В конце концов, не будь его, Александра Исаевичева, подвига - разве сидел бы я, его судья такой бессмысленный и беспощадный, теперь тут, на самой свободе, в самом центре самой Европы?
   Но главное-то, друзья-товарищи, о чём собственно, я тут ворчал: уважая премного его подвиг - я не вижу в нём мистической составляющей. Божественного итога, если угодно.

    
     


igparis: (Default)

""Москва, 71, ул. Большая Калужская, 30, стройка № 121 — таков был адрес ОЛП смешанного типа, где политические, бытовики и блатные работали на строительстве жилых зданий для начальства МГБ и МВД. Рядом с вахтой лагеря, похожей на обыкновенную проходную, были остановки городских автобусов и троллейбусов, и прохожие даже не догадывались, что здесь, в конце решётки Нескучного сада, на стройке дома работают зэки, и что деревянный забор, поверх которого в несколько рядов натянута колючая проволока, имеет специальное назначение. С верхнего перекрытия восьмиэтажного полукруглого здания арестантскому взору открывалась Москва — с одной стороны намечался будущий Ленинский проспект, по другую виднелись купола Новодевичьего монастыря. Дальше в дымке угадывался Кремль, где на столе у Сталина, как в это верила вся страна, лежала уже готовая амнистия для политических, оставалось только её подписать, да что-то никак.
    ......Вспоминая в «Архипелаге» десятимесячное пребывание на Калужской заставе, Солженицын не преминет упрекнуть себя, что слишком дорожил тогда бытовой стороной жизни: «Раб своего угнетённого испуганного тела, я тогда ценил только это"".
http://www.bigbook.ru/publications/saraskina-04.php#_ftnref32
Продолжаю прорабатывать монументальную агиографию. И вот что мелькает в суетной башке: И У МЕНЯ, ГРЕШНОГО, тоже ведь был 10-месячный аналог подобного высотного житья - башни Нотр-Дам с ноября 2006 по август 2007...
Неужто живу я ОБРАТНУЮ (карикатурную) жизнь его, А.И.С.?
Да, ведь и трёхлетняя "служба" моя в Музее Флота - не перевёнутая ли это профанация его военных трёх лет?
 В чём ещё "обратность" наших с ним биографий? В одновременном возращении в Россию 1994 года? (его приезд с тремя сынами - моё возвращение в Париж и столкновение... с тремя сукиными сынами)   
    Нет, ОБРАТНОСТЬ прослеживаю главным образом географическую: я был там, где не был он (в Лионе, Лиссабоне, Владивостоке) - и наоборот (я не был в Вермонте, Рязани, Ташкенте, Тайбее).
    Осознаю, конечно, что так нельзя всерьёз.
   А знаете, прежде я примерял на себя биографию Набокова - тоже получалось нечто несовпадающее навыворот (Берлин - Париж...).
   Нет, разумеется, это не в серьёз... Просто шутка, как сказал один из их героев ("Лик"). 
(снимок сделан через щель между абасонами южной башни НД - вид на галерею химер и прощадь Паперти) 


igparis: (Default)
       Господа, а ведь Солженицын-то по жизни применял самый КЛАССОВЫЙ подход в оценке личности. Мир для него делился на зеков (в т. ч. бывших) и не-зеков. Много раз и с гордостью на грани кокетства он это заявлял и рассказывал конкретные случаи такого подхода: только мол зек зека поймёт, только вот принадлежность-де такого-то к зекам у меня вызвало доверие, а те, другие (особенно "образованщина", то бишь интеллигенция, которая уж точно  х у ж е  крестьянства) - что-де с них и взять-то, с недоумков... Не правда ли, классик подходит к людям предельно классово: "мы - рабы, не рабы - не мы"? Именно виртуальное завещание "миллионов зеков" (ДА НЕ БУДЕМ ЗАБЫТЫ...) им двигало в его борьбе и оправдывало весь его путь. Известно и соответсвующее переосмысление из "Архипелага ГУЛаг": ВКПб = Второе Крепостное Право большевиков.
   Его отчуждённость от нерусских (что бы ни говорили) была сомнительна, как и от неправославных или от не-художников.
  Повторю прежде сказанное: это черта характера редка до исключительности - хранил как реликвию свой лагерный номер, устраивал ведь даже ежегодний "день зека" с трапезой из баланды с черняшкой. Нечего терять зеку окромя своих цепей, это верно... но вот разик в год - так, оказывается, тянет примерить их, как в старое  д о б р о е  время... Не каждый и охранник-надзиратель свой лагерь этак помянет. 
(на снимке - галерея во внутреннем дворе ИНВАЛИДОВ со статуей ликующего наполеоновсвого солдата-победителя) 
 


igparis: (Default)
...или если угодно - как она ОБРАЗУЕТСЯ путём естественного отбора. Вот как: её герои - они же её мемуаристы (не говоря даже о заказчиках) - сохраняют для будущего только те её события,  которые соответствуют их                                у с т а н о в к а м (см. ниже цитату из агиографии Солженицына, всё той же); и если и сохраняют, то опять же в зависимости от соответствия событий всё тем же                     у с  т а н о в к а м.    

http://www.bigbook.ru/publications/saraskina-05.php

"...Но 1958 год стал истинной точкой рождения «Архипелага». Несмотря на ХХ съезд и реабилитацию Пятьдесят восьмой, несмотря на длящуюся оттепель, возникло стойкое ощущение, что установка всё забыть побеждает. Что те самые руки, которые прежде завинчивали наручники, теперь скорее всего отмахнутся от неприглядной правды — мол, не надо ворошить старое. «Идут десятилетия — и безвозвратно слизывают рубцы и язвы прошлого, полярное море забвения переплёскивает над ними». В предисловии к «АГ» он скажет: «Когда я начинал эту книгу в 1958 году, мне не известны были ничьи мемуары или художественные произведения о лагерях». Десять лет понадобится писателю, чтобы довести до конца начатое дело и не дать беспамятной воде похоронить историю Архипелага..."
   ---------------------- А теперь подумаем - а сколько же "архипелагов" было таки ПОХОРОНЕНО временем? Для сохранения скольких - НЕ нашлось такого вот злопамятного умища (АИС), такого вот страстного и неутомимого "ворошителя старого"?
 (ПЛАКАТ ТРЁХЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ - о спектакле "Смех Сопротивления". Почему на нём Коба-мамзель - неизвестно)


igparis: (Default)

(Солженицын и его любовь к России)
""«Я ехал окунуться в самую душу средней России». Ему предложили двадцать два (!) места по области, долгим перебором остановились на двух — и его потянуло к красоте. Это была деревенька Орехово Ставровского района, который вместе с Суздальским и Юрьев-Польским входил во
Владимирское Ополье (в «Матрёнином дворе» деревня получит название Высокое поле). Про Ставрово говорили тогда: от деревни ушёл, до города не поднялся. «Я не помню, где и когда я видел такую разнообразную, могучую и мудрую красоту, — писал он Зубовым. — <...> Я шёл там, задыхаясь от счастья и почти готовый согласиться на любые условия». Но оказалось, что в Орехово всего 28 изб, дети приходят из соседних деревень, классы неполные, нет электричества, жители поражают дикостью и нечистоплотностью, квартиру снять почти невозможно. Кроме того, в деревеньке не пекут хлеба, овощи и молоко добывают на месте, а всё остальное, включая крупы, возят из города. «Это было крушение всего моего “хохломского” варианта: я понял, что в моей мечте заложено противоречие: там, где тихо и красиво, я не найду ни работы, ни еды. Там же, где будет работа и еда — там будет шумно и производственно».

   Оставался «Торфопродукт» — Торфянка, как он окрестил второе место и куда поехал немедленно. Здесь, поговорив с директором школы, убедился: можно работать, нагрузка часов тридцать с оплатой по повышенному тарифу, среднее снабжение, хороший транспорт, близость Москвы, электричество, сносная тишина, есть шанс найти квартиру.
""-----------------------------------ЦИТИРУЮ по сараскинской АГИОГРАФИИ
http://www.bigbook.ru/publications/saraskina-05.php
      Тут Александр Исаевич, конечно, правильно прозревает насчёт нашего противоречия... но прозревает лишь в российском масштабе. А в глобальном - он со всё тех же хохломский позиций упрекнёт Третью волну эмиграции: удрали-де в уют Запада "от российских скорбей". Нет же. От российского хамства мы удрали, от вот этих же "поражающих дикости и нечистоплотности". (а наше могуче-мудро-красивое ОРЕХОВО сиречь Высокое Поле - отчего ж его не любить...)
    Вообще стараюсь понять и не понимаю ПРЕДМЕТА патриотической любви: он любил нашу ПРИРОДУ? наших ЛЮДЕЙ? нашу ИСТОРИЮ? нашу РЕЛИГИЮ?
   Но от НАШИХ ЛЮДЕЙ он сам и хлебнул куда больше, чем от ненаших. Любил природу России - так надо было ему в экологи. Историю? Любил Куликовскую битву ("Захар-Калита") 1380 года - и не обмолвился о сожжении Москвы 1382 года... Ну да, его любовь - своего рода религия.
(фото 2007 года с Нотр-Дамской галереи химер - если угодно, напоминание о бодучем Телёнке)

            
 


igparis: (над Хайфой)
В этой книге века читаю в главе 7 части 6 ("Зеки на воле"): "А ещё можно встретить своего доносчика - того, кто посадил тебя, и вот преуспевает. И не карают его небесные молнии".
...Как видим, от "небес" у трезвомыслящего Солженицына - чисто метеорологические, не связанные со справедивым судом ожидания. Однако, его богобоязненность тут примешалась к правдоискательству, иначе он прямо сказал бы: "И Бог не мстит здодеям" (вопреки известному Его "Мне отмщение и Аз воздам").
К человечеству же Александр Исаевич предъявляет требования суда над злодеями - уже в конце гл. 1 части 7: "Заикнёмся: а что, правда, всё стрелочники, да стрелочники? А как со Службой Движения? А повыше, чем вертухаи, практические работники да следователи?..." (их-де тоже - судить по справеливости).
Логично, правда? Даже вдвойне логично.



(фото мая 2007 - со шпиля Нотр Дам).
igparis: (Default)
"Архипелаг ГУЛаг" часть 6, глава 6 (о своей вечной ссылке в казахскую степь после 1953):
"Я вполне смирился, что буду жить здесь, ну, если и не "вечно", то по крайней мере лет двадцать (...). Я уже никуда как будто и не хотел (хоть и замирало сердце на картой Средней России). Весь мир я ощущал не как внешний, не как манящий, а как прожитый, весь внутри меня, и вся задача оставалась - описывать его.
Я был полон."
конец цитаты
Сравним у Пушкина: "...душа была полна" (или как там).
ВЕСЬ мир - уже у чувака внутри. Это же какую страшную память иметь! Или какой убогий кругозор (полагать, будто и впрямь это ВЕСЬ). И - какую самоуверенность: "и вся задача - описывать".
На деле что же у него было в те его 35 лет: 2 (?) высших образования, детство в провинции (юг России), молодость в Москве, ранний недолгий брак, потом - боевой путь до Восточной Пруссии. Потом - одиннадцать лет ГУЛага... Смертельная, но преодолённая болезнь... Плюс - куча книг (русских в основном), им прочитанных. Плюс останки провославия, возродившиеся из-под десятка лет миропонимания большевистского... ВОТ И ВСЁ (?) - его ВЕСЬ мир?
Вот тут и моё с ним различие: мир меня манит, я далеко не сыт им, плохо помню его (каким его познавал). Ну да - разве я "полон"? Я не вместил "весь" мир, не "прожил" его.
И не вся моя задача осталась (несмотря на мой ЖЖ) - описывать его.


igparis: (над Хайфой)
Вот что я нашёл буквально в тот же день в НЕТе (а ниже сохраяняю мой собственный утренний старт от Солжа)
http://mi3ch.livejournal.com/1708209.html

Израильский психолог Георгий Тамарин провел интересное исследование. Он раздал тысяче израильских школьников в возрасте от восьми до четырнадцати лет описание иерихонской битвы из Книги Иисуса Навина (6:15—23):

Иисус сказал народу: воскликните, ибо Господь предал вам город! Город будет под заклятием, и всё, что в нём, Господу... и всё серебро и золото, и сосуды медные и железные да будут святынею Господу и войдут в сокровищницу Господню... И предали заклятию всё, что в городе, и мужей и жён, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, [всё истребили] мечом... город и всё, что в нём, сожгли огнем; только серебро и золото и сосуды медные и железные отдали в сокровищницу дома Господня.

Затем Тамарин задал детям простой моральный вопрос: "Как вы думаете, правильно поступили Иисус и сыны Израилевы или нет?" Они могли выбрать: А (абсолютно правильно), В (в чём-то правильно) или С (абсолютно неправильно). Результаты разделились: 66 процентов выбрали полную правоту, 26 процентов — полную неправоту, а гораздо меньшее количество — 8 процентов — оправдали их поведение частично.

Другой группе из 168 израильских школьников дали тот же самый текст из Книги Иисуса Навина, заменив Иисуса на "генерала Лина", а Израиль — на "китайское царство 3000 лет назад". На этот раз результаты эксперимента оказались прямо противоположными. Только 7 процентов участников одобрило поведение генерала Лина, тогда как 75 процентов признали его абсолютно неправильным.
/"Бог, как иллюзия" Ричард Докинз/

(а вот и моё утрешнее)
Перечитываю "Архипелаг ГУЛаг" - перлы разного рода"; книга неоднозначная и небезупречная. Читаю в части 6 главе 7: "Вот старый ленинградский большевик Васильев. Отсидел две десятки (всякий раз ещё имея и пять намордника). Получил республиканскую персональную пенсию. "Вполне обеспечен. Славлю свою партию и свой народ". (Это замечательно! Ведь только Бога славил так Иов библейский: за язвы, за мор, за голод, за унижения - слава Тебе, слава Тебе!)"
конец цитаты
По Александру Исаевичу - куда как "замечательно"... Но к дальнейшему размышлению наблюдательный (но православный) автор - не подвигнулся. О том, что Сталин творил, выходит... - по образу и подобию Божию. Или, если угодно - Бог действовал по-сталински. И во всяком случае: о том, что для покоя душевного всем "иовам" разных эпох этак-то и лучше - хвалить погромче, НЕЗАВИСИМО от того, что пришлось хлебнуть от возлюбленного начальства (или Начальства). Для покоя, комфорта... "спасения"... Для того, чтобы не терзаться воспоминаниями, чтобы потомкам передать свой образ - светлый (обидно же, если - кулаками побитый)...
Впрочем, есть же в иных человеках и бОльшие странности, например, благодарно принимать ЗАРАНЕЕ всё, что ни придётся принять "свыше".



igparis: (Default)
(зонтохульныя миниатюра)

Народы забыли Бога -
отсюда-то все и муки,
и зла перебор, и смога -
и дети хлебнут, и внуки.

И сам я - не оплошал ли,
забывши мой зонт в трамвае:
власы мои дождь вкушали,
осадкам ведь как трава я...

Почто ж так? Ведь зонт СПАСАЕТ,
но ведь - и забыт всех чаще...
И мокнет башка босая,
как кубок громокипящий!

Так чтоб не забылся зонтик,
чтоб он не зазнался паче -
задать ему что ль РЕМОНТИК? -
пускай он сигналит, плача,

играя интерактивно,
мерещась, зовя, аУча,
а не таясь интимно,
как та в сапоге онуча,

- и чтоб он не зАдал тягу,
проклЯв нас, его забывших -
всю ту шантрапу-ватагу
болтарь на него забивших?..

Нет - зонт мой небо-коптящий
незлому подобный бОжку,
снесу я в престол находок,
стихиям подставив бОшку!



August 2017

S M T W T F S
  123 4 5
6 789 10 1112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 20th, 2017 01:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios