igparis: (Default)
Так вот Доминик Стросс-Кан делал жизнь с кого:
1) "В это же время в Ленинграде гастролировал Марк Наумович Бернес. Я никогда его концертов не пропускала. «Тёмная ночь», «Шаланды», «В далекий край товарищ улетает», «Почта полевая»… С этим начиналась моя (Л. Гурченко) жизнь. Бернес по-своему, порой даже грубо меня воспитывал терпеливой, скромной. Учил уметь выбирать нужный и подходящий мне репертуар. Учил быть мягкой и несуетливой. «Знаешь, за что я тебя люблю? Ты не блядь. Глазами не рыщешь. А могла бы. Нет, ты настоящая. Приходи в „Европейскую“, вместе пойдем на концерт». – «Спасибо, Марк Наумович, обязательно приду». Вот я и пришла в свою любимую «Европейскую». Вы заметили? У меня в то время всё было любимое. Все любимые, все прекрасные, добрые и чудесные.

– Ц-ц, тихо! Проходи сюда. Стань спиной и смотри в окно. Ага, так и стой, пока я не скажу повернуться.

Из ванной доносился замечательный баритон. Чисто, чуть свингуя, баритон напевал «Sunny bоy». Я знала эту вещь.

– Ну, давай, подпой ему, – шепчет мне Марк Наумович.

В этой мелодии есть интересный полифонический ход. Я подпела. Открылась дверь из ванной, и голос зазвучал в нескольких шагах за моей спиной. По некоторым обертонам я расшифровывала диалог.

– Кто это, Марк?

– Ты пой, пой.

Голос запел увереннее, без вопросительных знаков. Я стою, смотрю в окно на здание Ленинградской филармонии и – чувствую, как голос потихоньку приближается ко мне. Я слышу, как в голосе появляются слегка фривольные фиоритуры, мол, что за чувиха, пусть повернется, Марк, дурацкая ситуация, я хочу на неё посмотреть.

– Всё, ребята, сколько можно петь, познакомьтесь, наконец, – сказал Бернес, как будто не он был инициатором всей этой сцены.

– Здравствуйте, девушка! Ваше имя?

– Ой! Я вас узнала! По голосу! Вы – Зиновий Гердт! Я вас видела, то есть, извините, слушала в ваших спектаклях, видела на эстраде в пародиях, – потрясающе! И знаю всё, что вы говорите в фильме «Фанфан-Тюльпан».

– Зеленая, хватит тарахтеть. Назови свое имя. Тебя спросили: «Ваше имя?» Отвечай.

– Извините.

– Марк, а я могу ее знать? Где-то я ее видел.

– Это же знаменитая Люся Гурченко.

– А-а, да-да… Значит, вот это и есть Люся Гурченко… Гуурчинка."
2) "...Татьяна Никитина

ЗЯМА, СПАСИБО

Нас знакомили много раз. Но, видимо, это не отпечатывалось в памяти Зиновия Ефимовича. Как-то раз мы были по делам в театре кукол С. Образцова, зашли в буфет, встали в очередь. Вдруг кто-то решительно и нагло схватил меня, извините, за попу. От ужаса остановилось дыхание, но тут же раздался оглушительный хохот – Гердт!..."
----------(оглушительнее всех хохотал видимо Сергей Никитин)
igparis: (Default)
"...когда я был маленький, и «Интернационал» пели все, и все слова знали все, и горели взоры, и до мировой справедливости было рукой подать, а слово «воспрянет» было мне недоступно, – я искренне, с чувством скорой всеобщей правды и добра пел: «С Интернациона-а-а-алом воз пряников в рот людской». И я видел этот рот, этот воз и, кажется даже добродушное лицо возницы....."
igparis: (Default)
(с выражением?)
Оказалось, что это отрывок из поэмы «Спекторский»:

Когда рубашка врезалась подпругой
В углы локтей и без участья рук,
Она зарыла на плече у другаЛица и плеч сведенных перепуг.
То был не стыд, не страсть, не страх устоев,
Но жажда тотчас и любой ценой
Побыть с своею зябкой красотою,
Как в зеркале, хотя бы миг одной.
Когда ж потом трепещущую самку
Раздел горячий вихрь двух костей,
И сердца два качнулись ямка в ямку,
И в перекрестный стук грудных костей
Вмешалось два осатанелых вала,
И, задыхаясь, собственная грудь
Ей голову едва не оторвала
В стремленьи шеи любящим свернуть.
И страсть устала гривою бросаться,
И обожанья бурное русло
Измученную всадницу матраца
Уже по стержню, выпрямив, несло…
По-прежнему ее, как и вначале,
Уже почти остывшую, как труп,
Движенье губ каких-то восхищали,
К стыду прегорько прикушенных губ.
Зиновий Ефимович задумался и сказал, обращаясь скорее к себе, а не к нам: «Да, Борис Леонидович знал многие тайны жизни…»
...На мой вопрос Зиновий Ефимович ответил: «Гена, надо читать не только сами стихи Пастернака, но и их варианты, а также приложения». Эти слова были для меня уроком на всю жизнь.
-----------КОНЕЦ ЦИТАТЫ
Во-1-х - почему "каких-то" губ? а во 2-х, так ли уж надо читать "не только сами стихи Пастернака", но и сами?
По-моему - неудачная попытка передать раннего Бунюэля стихами.
igparis: (Default)
Общаясь с дураком, не оберешься срама.
Поэтому совет ты выслушай Хайяма:
Яд, мудрецом тебе предложенный, прими,
Из рук же дурака не принимай бальзама.
-----------------------Написано в 12 веке, но всё понятно и дитю малому. Можно спорить о практической ценности предложенного метода, но глянем и на теоретическую.
Метод предполагает не что иное как ПЕРМАНЕНТНУЮ оценку ядо-(бальзамо-)давателя. Метод даже сам по себе-то неплох. Но - не правда ли! - он сразу обессмысливается, если мы допустим какую-либо эволюцию ДАВАТЕЛЯ, какой-либо его сдвиг от "дурака" к "мудрецу" или в обратном направлении. Если допустить, что вчерашний "дурак" сегодня сказал нечто сколько-то мудрое, то - уже нельзя надеяться всерьёз, что его бальзам останется столь же неприемлемым. Равно и "мудрец", свалявший вдруг дурака это уже ну явно - не тот даватель яда, о котором мы мечтали. А вот если принять СТАБИЛЬНОСТЬ ярлыков, на давателей навешанных, решить, что теория железно подтверждается практически - вот тогда хайямов принцип отчего б и не задействовать.
Задействование может быть, кстати... каким бы кто подумал? - спортивным. Например, у Хахама в веке 21-м:
https://xaxam.livejournal.com/933169.html
(конкурс на фееричность, лучший мудак на подиуме, вот это всё)
Насколько проще жизнь - записал ядодавателя в мудаки, и дальше не уже волнуйся, а просто знай, что он неправ по определению, ярлык к нему прирос - только следи, чтобы какого бальзама от него не подцепить...
Кстати - недавно один хахамов друг очень ясно изложил про РОДСТВЕННОСТЬ понятий "мудрец" и "мудак" - что лишь добавляет остроты:
https://m-yu-sokolov.livejournal.com/3733767.html
Но как все тут уже дагадались - жизнь-то, она посложнее, чем хайямовы (или это хахамовы? хамовы?) расклады. Вон и Геббельс же не врал, когда порицал порядки в сов-застенках (а Геббельс - вообще - приврать любил)
(НО...).
Или вот некто Григорий Распутин накануне объявления Россией войны (Распутин - сукин сын... вообще) - вещал буквально следующее:
«Милый друг, – писал он в июле 1914 года Николаю II из тюменской больницы, – еще раз скажу: грозна туча над Россией, беда, горя много, темно и просвету нет; слез-то море и меры нет, а крови? Что скажу? Слов нет, неописуемый ужас. Знаю, все от тебя войны хотят и верные, не зная, что ради погибели. Тяжко Божье наказание, когда уж отымет путь, – начало конца. Ты – царь, отец народа, не попусти безумным торжествовать и погубить себя и народ. Вот Германию победят, а Россия? Подумать, так все по-другому. Не было от веку горшей страдалицы, вся тонет в крови великой, погибель без конца, печаль. Григорий»
https://unotices.com/book.php?id=133649&page=32
Да, прав был тот хахамов друг.
igparis: (Default)
... - так попробую лучшее из него переносить сюда, авось хоть здесь затеплится жизнь:


МАЛОЙ КРОВЬЮ И ПЛОТЬЮ
или
Новый Апокриф о Мисс Ц-39





Тридевятое царство жило под Драконом. Неважно жило и известно почему: каждую весну ему отдавали в жертву Мисс-Ц-39 .
Тридевятцы долго такое безобразие и терпели, и пытались Дракона истребить - да всё никак, только зря спецназ переводили.
Наконец как-то ближе к очередной весне озарило терпеливцев: а может с Ним... - не с позиции силы... или там слабости, а? а разобраться с Ним, что ли? Что ли воззвать к рациональному - вон и календарное не чуждо Ему, окаянному...
И написали они на доске и против пещеры поставили для первого раза такие слова:
- ЗА ЧТО!?
И что же - завтра же на доске видят небрежную, но явно сильного когтя надпись:
- САМИ ЗНАЕТЕ.
Немного ободрившись, потерпевшие отписали дальше:
- КАЕМСЯ! ПРОСИМ ПРОСТИТЬ. КЛЯНЁМСЯ ИСПРАВИТЬСЯ ВОТ ЧЕСТНО.
Наутро - чёткий ответ:
- НИКАК НЕЛЬЗЯ. НУЖНА ЖЕРТВА.
Да что ж такое! Ну неужели уж, раз зашёл диалог... Позвали философов, политологов, долго, кумекали - сформулировали:
- НЕЛЬЗЯ ЛИ ЖЕРТВУ - НЕЙТРАЛЬНУЮ НЕ ИЗ МЕСТНЫХ ГРАЖДАН И НЕ ЖЕНСКОГО ПОЛА?
Пещера задумалась на двое суток; и наконец написала то, чего не ждали:
- ВОЗМОЖЕН КОМПРОМИСС.
Тридевятцы устроили фейерверк, а назавтра, призвав все силы разума, дипломатов и спичрайтеров, написали:
- А КОНКРЕТНО?
Ответ был через три дня - из нескольких пунктов и поразил всех жителей, имевших гражданское чувство:
- 1) МОЮ ОСОБУ ПОЧИТАТЬ НЕ ДРАКОНОМ, НО ВЫСШЕЙ НЕПОСТИЖИМОЙ СУЩНОСТЬЮ.
- 2) ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ СОВЕРШИТЬ ВНЕ МОЕЙ ПЕЩЕРЫ - ПУБЛИЧНО И В РАМКАХ СУДЕБНО-КАРАТЕЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРЫ.
- 3) ОЧЕРЕДНУЮ МИСС Ц-39 ПРИВЛЕЧЬ К ПОСИЛЬНОМУ УЧАСТИЮ В МЕРОПРИЯТИИ.
- 4) ЗА МНОЙ ОСТАЁТСЯ ПРАВО НАЗНАЧЕНИЯ И ЗАЧАТИЯ ЖЕРТВЫ.
Пункты требований смутили подданных царства настолько, что переписка возобновилась только через неделю:
- ДОСТОПОЧНЕННАЯ ВЫСШАЯ НЕПОСТИЖИМАЯ СУЩНОСТЬ!
ВАШИ ЖЁСТКИЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ НАС ПРИЕМЛЕМЫ ТОЛЬКО С НЕКОТОРОЙ ОТСРОЧКОЙ.
ВЕСЬМА ЖЕЛАТЕЛЬНО ПРИМЕНЕНИЕ АНЕСТЕЗИИ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПУНКТА 2.
ОСТАВЛЯЕМ В СИЛЕ 1/НАШЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ВОВСЕ И БЕЗУСЛОВНО ИСПРАВИТЬСЯ, а также
2/ НАШУ ПРОСЬБУ - ОБ АМНИСТИИ ВЧИСТУЮ.
На этот раз пещера выдала скоро, чётко и ясно:
1) ДОПУСКАЮ БОЛЕЕ КРАТКОЕ ОБРАЩЕНИЕ К МОЕЙ ОСОБЕ.
2) НАЗНАЧАЮ ОТСРОЧКУ МЕРОПРИЯТИЯ НА 33 ГОДА.
3) РЕЧИ ОБ АНЕСТЕЗИИ ПОЛАГАЮ НЕУМЕСТНЫМИ.
4) МИСС Ц-39 ПРЕДЛАГАЮ ПРИБЫТЬ В ГОРОД НАЗАРЕТ С БЛИЖАЙШЕЙ ОКАЗИЕЙ.
5) ГАРАНТИРУЮ АМНИСТИЮ ВЧИСТУЮ ВСЕМ ПОДПИСАНТАМ ПО ИХ ТЕЛЕСНОЙ СМЕРТИ.
На том тридевятцы с Ним и поладили. Да то и учинили, притом и не затратно (столб, перекладина, гвозди).
Да и зажили они и все потомки их - в мире и согласии.
igparis: (Default)
http://fanread.ru/book/338109/?page=28
Был такой хороший артист - о нём читаю книгу воспоминаний "Зяма - это же Гердт!".

Там есть замечательное, например (Гердт отвечает на вопросы Э. Рязанова):
1) "....Довольно быстро я сошелся с одним замечательным человеком. Он был ответственный секретарь партии в полку. Парторг, короче. Иван Абрамович Агарков, проректор Харьковского университета. Не то математик, не то физик. Совершенный, идеальный человек. Могу тебе сказать по секрету, что он открыл мне глаза на Сталина. Это было в 42-м году!
– Не боялся?
– Меня – не боялся. Он в меня поверил. Он говорил: «Когда ты в атаке, не кричать нельзя. Потому что слишком страшно. Надо орать. И „Ура!“ – это не призыв идти вперед, – хотя это тоже, конечно, – но вначале, как импульс, как синдром – отвлекать себя от страха быть убитым. Потому что рядом упал человек. „За Родину!“ – кричи. Мы воюем за освобождение нашей Родины от немецких фашистов. А вот второе, за кого, не надо».

– Он тебе объяснял что-то о Сталине?

– Объяснял. Что он тиран. Как раз это слово было произнесено. Я, конечно, молчал…"

2) Ещё - уже не страхе, а о памяти:
".....– У молодых людей сейчас естественное отторжение от воспоминаний о войне. Если оно не изложено художественно. То есть в стихах или в повести. Я сам не всё выношу из военных воспоминаний, если это не написано Василем Быковым, или Виктором Астафьевым, или Борисом Васильевым...."
О да, НЕ ВСЁ выносимо. Когда прямо разрывают на части, сгорают заживо, насилуют... Но если художественно (в свою меру, без излишеств и лишней прямоты), то никакого отторжения...

3) Далее уже о временах недавних - советских:
"...Э.Р: Я встречался с тобой кое-где, на каких-то капиталистических параллелях и меридианах. У тебя никогда не возникало чувства жалости, что ты родился в России и именно в это время?
З.Г.: – Я без паузы могу тебе сказать – нет. Никогда. Больше того. Я тогда привык врать, даже без презрения к самому себе, про нашу демократию. Про то, что я живу в совершенно свободной стране. Как только я туда перемещался, я отвечал так: «Да вы что? Господа, какой антисемитизм? Вы что, офигели? Посмотрите на меня!» Я врал упоенно. Я был как бы главный добровольный нештатный агент КГБ во всех этих поездках. Патриот, словом.
Э. Р. – Все мы тогда были, в сущности, рабами. Рабами на длинном поводке, которым разрешались поездки за рубеж. Этакая убогая сытость раба. У меня в фильме «Вокзал для двоих» герои бегут в тюрьму добровольно, сами. Этот эпизод для меня был очень важен. Это символ! Все мы бежали обратно в этот концлагерь. Понимаешь? Возьмем то время и нынешнее время, есть для тебя разница? Рад ты тому, что наступило нынешнее время? В той тюрьме мы оба были привилегированными рабами, нас выпускали за границу, нам давали звания или ордена. Нас выделяли. Но все равно во всех нас гнездился страх, боязнь, что нас в любую минуту могут раздавить, как вошь или комара, прихлопнуть. Ты рад, что ты дожил до другого времени?
З. Г. – Сегодня я всей силой души ненавижу роптание по поводу того, что не у всех есть деньги на икру. Тогда у всех были деньги на колбасу по два двадцать и надо было стоять сутки в очереди, чтобы «достать» эту колбасу. Я презираю то время. Я презираю свое рабство...."

Ах вон как - "врал упоенно". Но тогда, пардон, впору бы говорить не о "чувстве жалости" или о "презрении"? - если только оба эти слова не означают конкретно СТЫД - за рабство и за упоённое враньё.

4) Далее, уже не Разанову, а Э. Успенскому Гердт - о том же: "...«Черт возьми! Сейчас ведь совсем другое время… Совсем другое!.. Сейчас мы можем говорить всё что хотим, а я всю жизнь не мог себе позволить этого!.. Я тоже врал!.. Когда мы с театром Образцова выезжали на гастроли за границу, к нам приставляли стукачей, и мы всех их знали в лицо… С нами проводили политбеседы, и мы всегда отвечали иностранцам, что живем хорошо, что у нас такая прекрасная страна… Я сам всё это повторял тысячу раз! Какая подлость!.. Как это всё чудовищно… Я ведь врал, врал, да и сам начинал верить в это вранье! – Причем Гердт всё это говорил со слезами на глазах. – Как нас изуродовали… Какое счастье, что я дожил до сегодняшних дней, когда все могут говорить то, что хотят, что чувствуют…»"
....Невольно понимаешь (хотя книжка мной ещё недочитана): а ведь Гердт - был вполне советский человек. Вполне вписавшийся в тот строй, вполне состоявшийся в нём - взять хоть эти поступки, хоть его образ жизни (как у всех успешных артистов), хоть его репертуар чтеца: в основном Пастернак (!) и советские поэты... плюс Пушкин (вся лирика) и Лермонтов. А знал ли Гердт лучшего русского поэта 20 века - Набокова?..
Ну да, Пастернак - это его! с его, Пастернака, полупровалами и полупротестами... и с его полу-счастьем от дожития до полу-сегодняшних дней.
...Пока из этого занятного чтения - один вывод: посмотреть когда-то пропущенного "Фокусника" и пересмотреть вроде бы хорошо знакомого "Золотого телёнка".
ДОП. Да - и вот какая изюмина-то в этой книге в главе "Ширвинд": эпизод о ящике коньяка. Вообще-то эпизод помещён в виде воплощения ширвиндовых добрых качеств... собственно в которых и не пришлось усомниться. Но сама коллизия с ящиком характерна. Ящик коньяка понадобился дабы отблагодарить (!) ленинградских врачей, выруливших Гердта из предынфарктного состояния. Острота ещё и в ужасной дефицитности вообще коньяка в СССР. А тут ещё (о ужас, читатель!) требуется непременного его целый ящик. Супруга спасённого мечется в отчаянном поиске: один вариант его добычи отпадает за другим (что же будет-то!), коньяка всё нет и нет... И вот - из далёкой Москвы, через героическую проводницу поезда "Красная Стрела" ящик с коньяком прибывает в блокадный Ленинград - в руки благодарной (Ширвиндту-добытчику-чародею) без-пяти-минут-вдовы...
Поправьте меня более посвящённые в советский быт (сам-то я в СССР жил всего 37 лет): не более уместно тут офигеть от нужды ленинградских врачей в коньяке, чем от его героической добычи для этой их нужды?
igparis: (Default)
Ли Харви Освальд - единственный его убийца?
Все тут согласны?
А я как-то с годами привык, что это была официальная ложная версия для массового телезрителя.
И что теперь-то нормальным-то сапиенсам ясно, что был заговор мафии-спецслужб-ВПК-кастристов (набор джентельменский, приблизительный, неполный)...
Но тут как-то раз как глянул я в Википедию: ЛИ ОСВАЛЬД УБИЛ КЕННЕДИ.
Чёрным по белому.
Это как?
Полстолетия прошло, уже правдивое кино про ЗАГОВОР смотрим, Кевин Костнер всё раскрыл и пальцем на всех показал.
И всем плевать?
ОИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ ОСТАЁТСЯ.
Она уже - вроде Библии.
Вроде все (?) сомневаются, что Христос воскрес - но: Библия же...
Не залупаться же на такие пустяки.
Ну и тут пусть будет.
(в Вики сведения про заговор даются в главе "альтернативные версии" и аттестуются как конспирология; какая прелесть-то)
...Ну и в истории с 9-11, похоже, так будет.
Поскольку уже после "Освальда" стало ясно: можно делать всё что угодно, а потом и РАСКРЫВАТЬ всё что угодно - главное: не признаваться.
Собственно, уже после "Христос воскресе" это стало ясно.
igparis: (Default)
Кажется, подтверждаются худшие опасения жжюзера из моего близкого круга в смысле "отсечения" нас, зарубежных жжюзеров от родной-жж-пуповины. Это выяснено по характерному симптому: не только отсутствуют комменты к моим последним жж-постам, но и (ранее небывалое дело) отсутствуют оповещения о моих комментах в жж-сфере, обычно приходящие на мой мэйл.
igparis: (Default)
В то же время, по мнению Ли Куан Ю, Вьетнамская война сыграла важную сдерживающую роль[106]:
"Хотя американская интервенция потерпела неудачу, она позволила выиграть время остальным странам Юго-Восточной Азии. В 1965 году, когда американские войска были введены во Вьетнам, вооружённые коммунистические повстанцы угрожали Таиланду, Малайзии и Филиппинам, а в Сингапуре всё ещё активно действовало коммунистическое подполье. Уровень жизни населения был низким, а экономический рост — медленным. Действия американцев позволили некоммунистическим странам привести свои дела в порядок. …<Без интервенции США> воля этих стран к борьбе против коммунистов оказалась бы подавленной, и они, скорее всего, попали бы под власть коммунистов. Именно в годы Вьетнамской войны были заложены основы процветающей рыночной экономики стран АСЕАН."
------------------ЧТО-ТО ЗНАКОМОЕ, А?
В 1979 году, когда советские войска были введены в Афганистан, вооружённые силы США угрожали Кабулу... (кстати, З. Бжезинский потом любил вспоминать это хитрое втягивание СОВЕТОВ во "второй вьетнам").
В 2014 году, когда российские войска были введены во Крым, вооружённые силы США собирались устраивать в Севастополе военну базу. (Или ещё не собирались?)
igparis: (Default)
...Written whilst the events of 11 September 2001 were still unfolding, posted on the author's web site the following morning, qualifying it as probably the first sceptic post to hit the internet. Reading it some 9 years after the events it describes, it is uncanny how all the major strands of unease about the official narrative that evolved into what we now dub the 9/11 Truth Movement were identified and committed to print less than 24 hours later.
Welcome to the New and Improved Police State

"We are going to see a great number of articles in the future from so-called experts and public officials. They will warn about more violence, more kidnappings, and more terrorists. Mass media, the armed forces, and intelligence agencies will saturate our lives with fascist scare tactics and 'predictions' that have already been planned to come true."

Mae Brussell, 1974.

I have a friend with whom I frequently disagree on matters of politics. He thinks that I am a crazed conspiracy theorist, and I think that he is a reactionary fascist. There was one thing that we agreed on though.

A few weeks ago, I told him that our fearless leaders seemed to be veering dangerously close to unleashing 'tactical' nuclear weapons upon the world. Although he seriously doubted that that was in fact the case, he readily agreed that such an action would be reckless and unconscionable. He stated that he couldn't envision any scenario under which such a strike would be justified and that we should avoid, at all costs, crossing that threshold. Opening that door, he believed, could only serve to escalate tensions and make this a much more dangerous world in which to live.

He was one of several people who called me yesterday to discuss the alleged terrorist attacks on America. During the course of that call, he stated flatly that when the perpetrators were identified, they and their backers should be nuked. When I reminded him of our conversation of just a few weeks before, he said that things have changed now. I asked him if he had considered whether that wasn't perhaps precisely the point of the attacks. Unfazed, he reiterated his belief that I am a crazed conspiracy theorist.

Excuse my cynicism here, but have we Americans completely lost our ability to think? Are we now so thoroughly brain-dead that we are completely reliant on our media outlets, with their endless supply of 'experts,' to make sense of events in the world? Are we really that stupid — or do our leaders just think that we are?
...
https://wikispooks.com/wiki/Document:The_First_9-11_Sceptic

Born
25 March 1960

Died
23 November 2015 (Age 55)

David McGowan.jpghttps://wikispooks.com/wiki/David_McGowan
igparis: (Default)
Вам не приходило ли (?) такое:
Привет всем друзья. Я отберу у Вас всего пару минут. Хочу поделиться историей своей племянницы Насти (14 лет). Так вышло, что в прошлом году у нее выявили остеогенную саркому - это такой вариант рака. Под удар попало правое бедро. Изначально врачи прогнозировали победу над недугом, но каждый раз все шло не так. Уходили средства, уходили силы, уходила надежда. В итоге нога подлежит ампутации. Ничего уже не поможет.
Пришло время протезировать, но оказалось снова все не так просто. Государство выдает протезы, но в жуткой очереди, да и не те, которые подходят 14-летней девочке (она же растет еще). Приходится снова искать выход.
Пока его не нашли, решили пробежаться по контактам. Самое банальное, наверное, помочь посильной суммой. Сделать можно даже через Сбер-онлайн на карту ВТБ: 4361 0000 0430 3306. Документы по болезни, если что, уже готовы. Еще нужны связи в прессе, репосты и многие другие варианты выхода к общественности.
Спасибо за внимание.
igparis: (Default)
Роберт Юнг
Ярче тысячи солнц
Повествование об ученых-атомниках

http://modernlib.ru/books/yung_robert/yarche_tisyachi_solnc/read/

/glava 17/
"... Эйнштейн говорил с ужасом:
«Гонка вооружений, первоначально рассматриваемая как предупредительная мера, принимает истерический характер. Соперники совершенствуют средства массового разрушения с лихорадочной поспешностью, скрывая это соответствующими завесами секретности. Если так будет продолжаться, то радиоактивное отравление атмосферы и, следовательно, уничтожение всего живого на земле окажется в пределах технической осуществимости.
Грозный характер такого развития дел заключается в его очевидной тенденции к неотвратимости. Каждый шаг представляется неизбежным следствием предыдущего. В итоге все более и более ясно проглядывает всеобщее уничтожение».
Вдохновителем кампании против водородной бомбы выступил Бете. «Вряд ли возможно сегодня исключить из нашей программы вооружений атомную бомбу, поскольку наша стратегия базируется в основном на ней. Но для меня не безразлично, если такая же ситуация возникнет и с водородной бомбой»,- говорил он.
В солидном журнале «Сайентифик америкен» появилась разъяснительная статья Бете о научном, политическом и моральном аспектах создания супербомбы. В этой статье содержались следующие утверждения:
«Я убежден, что наиболее важным для нас является вопрос моральный: можем ли мы, всегда настаивавшие на соблюдении высоких моральных и гуманистических принципов, внести в мир ужасное средство всеобщего уничтожения?
Мы верим в мир, основанный на взаимном доверии. Можем ли мы достигнуть его путем использования водородной бомбы? Если мы начнем войну и выиграем ее с помощью водородных бомб, то история сохранит для потомства не идеалы, за которые мы сражались, а методы, которыми мы пытались их достичь. А эти методы можно сравнить лишь с войнами Чингиз-Хана, безжалостно убивавшего всех без исключения».
Как бы в насмешку над принципом свободы печати несколько тысяч номеров этого издания было конфисковано правительственными агентами и уничтожено под тем предлогом, что там раскрыты секретные данные, важные для национальной обороны.
Бете в числе двенадцати американских физиков осудил решение президента Трумэна в заявлении, датированном 4 февраля 1950 г.: «Мы убеждены, что ни одна нация не имеет права применять такую бомбу, каким бы справедливым это ни казалось. Водородная бомба - это не только оружие для войны, но и средство уничтожения всего населения.
Было бы противно всем принципам морали и христианской цивилизации… создавать такую угрозу для народов мира… Мы настаиваем, чтобы правительство Соединенных Штатов торжественно заявило, что мы никогда не применим эту бомбу первыми. Единственным обстоятельством, которое может вынудить нас пустить ее в ход, будет нападение на нас или наших союзников с помощью такой бомбы. Только это может быть единственным оправданием разработки водородной бомбы и это должно предотвратить ее применение».
Американское правительство не дало такого успокоительного обещания ни тогда, ни позже.
Споры о супербомбе возродили наиболее острую для многих ученых проблему личной ответственности за результаты их деятельности. Сначала в наиболее ясной форме эта проблема была поднята знаменитым математиком Норбертом Винером. Немного спустя после окончания войны к нему обратились от имени одной самолетостроительной фирмы, занимавшейся также производством управляемых снарядов дальнего действия. У ученого попросили копию доклада, написанного им во время войны по требованию некоторых военных инстанций. В ответе Винера говорилось: «Опыт ученых, участвовавших в разработке атомной бомбы, показал, что любое открытие в этой области приводит к тому, что в руки людей, которым ученые меньше всего доверяют, попадают средства неограниченной мощности. Совершенно ясно также, что при нашем состоянии цивилизации распространение информации об оружии означает практически содействие применению этого оружия. Если я и не принимаю непосредственного участия в бомбардировках или отравлении беззащитного населения, то все же несу полную ответственность наравне с теми, кому раскрываю свои научные идеи. Я не намереваюсь впредь публиковать свои работы, которые могли бы послужить целям разрушения в руках милитаристов».
Столь радикальное отношение Винера к вопросу большинство американских ученых решительно отвергло. Они опирались, главным образом, на контраргумент, выдвинутый Луисом Н. Риденауером в его ответе Винеру:
«Никто не может сказать, каким окажется результат любого научного открытия. Точно так же никто не может предсказать, каков будет окончательный практический характер исследования…».
В связи с этим английский кристаллограф К. Лонсдэйл заметил: «Следует всегда учитывать риск того, что чья-то работа, хотя и благотворная сама по себе, может быть использована во зло. И если наперед известная цель является заведомо дурной, то мы несем полную ответственность за это, какой бы ординарной ни была сама работа».
Только немногие ученые Запада придерживались такого мнения. В отдельных случаях они даже отказывались от научной карьеры, как, например, англичанка Эллен Смит, ассистентка Макса Борна. Услышав об атомной бомбе и ее применении, она решительно отказалась от физики и посвятила себя юриспруденции.
Некоторые американские ученые-исследователи, противники разработки оружия, обратились к «Обществу социальной ответственности в науке». Члены этой организации, не дожидаясь, пока политики окончательно договорятся о всеобщем разоружении, требовали от каждого безотлагательного личного сопротивления гонке атомных вооружений.
Один из основателей этого Общества, профессор Виктор Пашкис из Колумбийского университета, рассказывает о его возникновении:
«В августе 1947 г. я опубликовал в квакерском журнале «Фрейендс Интеллидженсер» статью, в которой я говорил о неразумности того, что ученые, старавшиеся информировать публику об опасностях атомного оружия, вынуждены были в то же самое время совершенствовать его.
Президент «Братства примирения» А. И. Мусте позвонил мне и сказал: «Найдутся, конечно, и другие работники науки, которые чувствуют то же самое».
Это Общество выражало свой страх перед ростом вооружений. Возможно, оно приобрело еще несколько членов, когда стало известно, что Соединенные Штаты намереваются разработать супербомбу, но оно никогда не насчитывало более трехсот человек. К 1950 г. его членами состояли Эйнштейн и Макс Борн. К сожалению, влияние Общества было очень невелико. Ему даже отказали во вступлении в организацию, охватывающую все научные общества в Америке,- Американскую ассоциацию содействия прогрессу науки. Протесты вскоре затихли. Через некоторое время о водородной бомбе перестали говорить. Еще раз пламенное негодование оказалось всего лишь вспышкой соломы.
В июне 1950 г. началась война в Корее. Сразу же многие ученые, до этого избегавшие работы в лабораториях, занятых разработкой вооружения, вернулись к научно-исследовательской работе в военных целях. Теперь они рассматривали свой труд как патриотический долг.
К числу таких ученых принадлежал и Ганс Бете. Как он позднее признавался, он надеялся в процессе работы убедиться в невозможности создания водородной бомбы, что было бы наилучшим вариантом для Соединенных Штатов, которым следовало значительно больше бояться войны с применением водородного оружия, чем русским. В конце же концов, вследствие выдающейся эрудиции и систематической работы, Бете сыграл решающую роль в изготовлении бомбы, которую он так боялся и так ненавидел. И, наконец, по иронии судьбы ему поручили написать ее техническую историю.
Однако в 1954 г. он говорил: «Боюсь, что мои внутренние сомнения остались неразрешенными. Я все еще чувствую себя так, как будто совершил дурной поступок. Но я его все-таки совершил»."

..." Оппенгеймер объясняет это: «Мое суждение сводится к тому, что если перед Вами возникает технически интересная проблема, то вы стремитесь к ее решению, не раздумывая о том, что будет с этим потом. Так было и с атомной бомбой». В этих словах нет больше и следа моральных колебаний.
Говоря так, Оппенгеймер то ли умышленно, то ли нет обнаруживает опасную тенденцию современного ученого-исследователя. Его замечательное признание, возможно, объясняет, почему Фауст двадцатого столетия в своем стремлении к познанию, невзирая на преходящие угрызения совести, соглашается подписать договор со стоящим перед ним Мефистофелем: то, что «технически интересно», то для ученого положительно неотразимо."
igparis: (Default)
У Пушкина в прозе чёрным по белому:
несколько времени потом
изо рту
Мог бы наказать, не подвергая моей жизни (галлицизм от НЕ КОМПРОМЕТИРУЯ)
Малое число книг... былИ вытверженЫ наизусть...
ничего не взвидел... окрестность исчезла...
...казалось мне пустою мифОЮ...
из-за угольного дома (углового)
в игрецких домах (игорных)
шесток (? полка?), уставленный горшками
щедушный
igparis: (Default)
Замысел романа. Условное название "В круге втором".
Живут два давних, ещё с детства, друга - таланливые, весёлые, душевные. Пути их то сходятся, то расходятся - читатель узнаёт о каждом больше, чем они сами друг о друге. Дело в том, что Первый из них - пошёл по пути тайной борьбы и участвует в Заговоре. Как мы понимаем - речь идёт о нехороших исторических временах, когда светлые личности по зову совести уходили в борьбу, конспирацию и в "ответ насилием на насилие"... Второй герой талантлив и деятелен совсем иначе - он учёный-изобретатель. Несколько последних лет жизни он посвятил проблеме, решение которой... осчастливит человечество - и как знать, даже облегчит жизнь народа в нашей (то есть их) несчастной стране... Этот Второй друг даже не догадывается о подпольной деятельности Первого... - не догадывается... разве что до предпоследней главы романа.
Последняя же глава - драматический момент, когда осуществлению гениального проекта Второго друга неожиданно мешает (не то слово)... подвиг Первого друга. То есть - некий СПУСК или ЗАПУСК чего-то грандиозного - срывается (взрывается) в ходе ТЕРАКТА... направленного против (не будем мелочиться) самого Тирана, прибывшего разрезать красную ленточку.
Собственно, подобная коллизия уже была сюжетом романа - "В круге первом" Солженицына. Только там случилось наоборот: деятельность учёного (Бориса Рубина) стала роковой для судьбы "диссидента" (Иннокентия).
Мой замысел - плод размышлений в ходе чтения "записок террориста" Б. Савинкова; уж больно часто автор описывает своих соратников-бомбистов как юношей с светлым взором, смеющимися глазами и душой, полной любви к человечеству. Вполне правдоподобно.
igparis: (Default)
Но в этот раз я начну не с придирки, а с приятного открытия в тексте "Капитанской дочки":
оказывается, пытки в России закончились уже при царе Александре Первом -
вот доказательство от самого Пушкина:

http://rvb.ru/pushkin/01text/06prose/01prose/0869.htm
Глава VI
"Пытка в старину так была укоренена в обычаях судопроизводства, что благодетельный указ, уничтоживший оную, долго оставался безо всякого действия. Думали, что собственное признание преступника необходимо было для его полного обличения, — мысль не только неосновательная, но даже и совершенно противная здравому юридическому смыслу: ибо, если отрицание подсудимого не приемлется в доказательство его невинности, то признание его и того менее должно быть доказательством его виновности. Даже и ныне случается мне слышать старых судей, жалеющих об уничтожении варварского обычая. В наше же время никто не сомневался в необходимости пытки, ни судьи, ни подсудимые.
...
Когда вспомню, что это случилось на моем веку и что ныне дожил я до кроткого царствования императора Александра, не могу не дивиться быстрым успехам просвещения и распространению правил человеколюбия. Молодой человек! если записки мои попадутся в твои руки, вспомни, что лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без всяких насильственных потрясений."

...конец первой цитаты
Впрочем, впоследствие оказалось, что просвещение и человеколюбия развиваются колебательно - вон Станюкович относит снижение мордобоя в русском флоте к концу 19 века... и проч.
Ну а теперь вот моя придирка - см. следующую цитату, жуткий конец сцены на крыльце. Непонятное - и в ней самой и в последующем действии повести. Первое - зачем тем казакам понадобилось выволакивать на место торжественной церемонии в присутствии "царя" ("Петра Третьего" - Пугачёва) ту голую женщину, ими то ли ограбленную, то ли изнасилованную? И убийство её под горячую руку при равнодушном Пугачёве - тоже странно. Но главное - видящий и описывающи всё это Гринёв - как он ПОТОМ с этим вот Пугачёвым спокойно (без отвращения!) встречался, принимал его помощь и даже выражал к нему приятельские чувства? А ведь в данной жуткой сцене - налицо мёртвые его тесть и тёща (положим, не успевшие ими стать - родители его будущей жены):

Глава VII
"Жители начали присягать. Они подходили один за другим, целуя распятие и потом кланяясь самозванцу. Гарнизонные солдаты стояли тут же. Ротный портной, вооруженный тупыми своими ножницами, резал у них косы. Они, отряхиваясь, подходили к руке Пугачева, который объявлял им прощение и принимал в свою шайку. Все это продолжалось около трех часов. Наконец Пугачев встал с кресел и сошел с крыльца в сопровождении своих старшин. Ему подвели белого коня, украшенного богатой сбруей. Два казака взяли его под руки и посадили на седло. Он объявил отцу Герасиму, что будет обедать у него. В эту минуту раздался женский крик. Несколько разбойников вытащили на крыльцо Василису Егоровну, растрепанную и раздетую донага. Один из них успел уже нарядиться в ее душегрейку. Другие таскали перины, сундуки, чайную посуду, белье и всю рухлядь. «Батюшки мои! — кричала бедная старушка. — Отпустите душу на покаяние. Отцы родные, отведите меня к Ивану Кузмичу». Вдруг она взглянула на виселицу и узнала своего мужа. «Злодеи! — закричала она в исступлении. — Что это вы с ним сделали? Свет ты мой, Иван Кузмич, удалая солдатская головушка! не тронули тебя ни штыки прусские, ни пули турецкие; не в честном бою положил ты свой живот, а сгинул от беглого каторжника!» — «Унять старую ведьму!» — сказал Пугачев. Тут молодой казак ударил ее саблею по голове, и она упала мертвая на ступени крыльца. Пугачев уехал; народ бросился за ним."
igparis: (Default)
Летом в гостях - читать чужие книги.
На этот раз на хозяйской полке - почти ничего, кроме трёхтомника Пушкина; тираж 10 375 000 экземпляров, издание 1985 г.
Да, были времена, были тиражи, были писатели...
Вот из "Путешествия в Арзрум", например из строк о Грибоедове - чьи встретил он останки, везомые на телеге:
Несколько друзей знали ему цену и видели улыбку недоверчивости, эту глупую, несносную улыбку, когда случалось им говорить о нем как о человеке необыкновенном. Люди верят только славе и не понимают, что между ими может находиться какой-нибудь Наполеон, не предводительствовавший ни одною егерскою ротою, или другой Декарт, не напечатавший ни одной строчки в «Московском телеграфе».
Неплохо о непризнанных гениях и цене славы, а?
Да, неплохо - если бы неувязочка в оценке славы; в стихотворении "Герой" того же Пушкина видим противоположное:
"Да, слава в прихотях вольна.
Как огненный язык, она
По избранным главам летает,
С одной сегодня исчезает
И на другой уже видна.
За новизной бежать смиренно
Народ бессмысленный привык;
Но нам уж то чело священно,
Над коим вспыхнул сей язык."
То есть - в обоих отрывках одинаковая мысль о "случайности" славы. Но - выводы из этого в двух случаях разные: в первом - нечего-де её особенно ценить (Грибоедова-то вон недооценили), а во втором - слава-де "священна" (Наполеон-то вон - недаром Наполеон).
Впрочем, написаны эти два отрывка вовсе не одновременно: "Герой" - осенью 1830, а "Путешествие в Арзрум" - в 1835. То есть одно - ещё только накануне женитьбы, а второе - в состоянии уже зрелого (со всеми выводами) супружества. Хотя... за те 5 лет поменялось не только его гражданское состояние.

Вообще претензий к автору по прочтении "Арзрума" - набралось. В начале повествования - вовсе не указывает дат, когда выехал... Иногда пишет - "в шестом часу" - а в какой же месяц-день-то?! Спохватывается уже за Кавказским хребтом и на турецкой территории - уже исправно все перемещения датирует (июль 1829 года).
В предисловии к 2-му изданию - "опровергает" сатирическое в данном тексте (некий француз это усмотрел и констатировал) ... Но выходит НЕ опровержение, а голое отрицание, и даже не без лицемерия: сатира-то в "Путешествии" - на каждой странице!
В том же предисловии спорит, голубчик, будто ехал в Арзрум - НЕ описывать подвиги русского воинства (как предположил тот же француз-переводчик)... Но притом - ВОВСЕ НЕ УКАЗЫВАЕТ - зачем ехал-то туда!
Вообще текст гениальный, и лично я не удержался тут же перечесть его весь для смакования и лучшего постижения. Но - и перечтение не даёт ясности: ЗАЧЕМ Пушкин ТУДА ЕХАЛ-то?.. Зачем вдруг воротился, не продолжив славного похода?
И зачем скрывал цели поездки?
Натурально, вспоминаешь замечательную книгу Ю.Дружникова "Узник России" - и натурально, встречаешь там правдоподобнейшую версию: Пушкин ехал на Кавказ бежать за границу:
http://royallib.com/read/drugnikov_yuriy/uznik_rossii.html#1249280
"Реальных причин, по которым поэт ринулся на Кавказ, было несколько. Самой таинственной из них представляется та, которая тщательно выскребалась советской пушкинистикой, но была ясна Бенкендорфу, и даже Николаю I. Вернувшись, Пушкин по вполне понятной причине постарался отмести истинные цели в оправдательном письме. «Что именно имеет в виду поэт? – спрашивает В.Кунин и отвечает. – Прежде всего разнесшийся клеветнический слух, будто он собирается через турецкое побережье бежать за границу. Эта абсурдная мысль, судя по некоторым намекам, пришла в голову Вяземскому; в разное время ее повторяли и некоторые пушкинисты».
Пожалуй, надо перечитать и всё это его путешествие - в изложении Дружникова с точки зрения видов Александра Сергеевича на побег-с..
igparis: (Default)
Много нашумевшая в хрестоматиях "трагедия маленького человека" - пушкинского станционного смотрителя -
кто-нибудь теперь мне объяснит её смысл?
Вот я перечитал эту повесть (и вспомнил кадры из фильма Соловьёва) - и удивляюсь ничтожности конфликта.
Может быть, у автора были личные поводы рассматривать ВЫДАЧУ ЗАМУЖ дочери как прямо вот драму?
Но изложу языком цитат. Вот ключевая фраза, от которой у кого не обольётся сердце кровью сострадания.
Слова Самсона Вырина - станционного смотрителя, отца нижеизложенной Дуни:
"Вот уже третий год, заключил он, как живу я без Дуни, и как об ней нет ни слуху, ни духу.
Жива ли, нет ли, бог ее ведает. Всяко случается. Не ее первую, не ее последнюю сманил проезжий повеса,
а там подержал, да и бросил. Много их в Петербурге, молоденьких дур, сегодня в атласе да бархате,
а завтра, поглядишь, метут улицу вместе с голью кабацкою. Как подумаешь порою, что и Дуня, может быть,
тут же пропадает, так поневоле согрешишь, да пожелаешь ей могилы..."
Вот, читатель - сочувствуйте: с этими чёрными мыслями наш Самсон
влачит последние годы жизни, не зная утешения! Да и кто бы не влачил на его месте, если бы с его дитём
произошло такое худшее!
Однако тут притормозим и глянем в текст, чтобы удостовериться - произошло ли? И такое ли?
Читаем же - буквально слудующее:
"... Вот летом проезжала барыня, так та спрашивала о старом смотрителе и ходила к нему на могилу". "Какая барыня" спросил я с любопытством.
"Прекрасная барыня" отвечал мальчишка; "ехала она в карете в шесть лошадей, с тремя маленькими барчатами
и с кормилицей, и с черной моською..."
Это - про нашу Дуню! И где тут "метёт улицу вместе с голью"? Честный-откровенный автор
(И. П. Белкин, он же А. Пушкин) пущего драматизма ради не уточняет -
замужем была эта роскошная дама или просто на роскошном содержании?
В первом случае - выходят напрасен был отцовский пессимизм с последствием в виде безудержного запоя.
А в последнем случае - таки не напрасен, что ли? И роскошное сожительство с "его благородием" выходит
принципиально позорнее буржуазного брака ("скрытой формы проституции", как тогда писали знатоки вопроса)?
...Но погодим делать выводы из судьбы Дуни и из незнания о ней её отца - а не было ли ещё
у него повода отчаяться, опечалиться и запить горькую? Может быть, вот он повод-то - в обхождении с ним
злодея-похитителя Минского (в фильме - в исполнении Н. Михалкова)? Смотрим в повесть и читаем буквально следующее:
"Ваше высокоблагородие!" продолжал старик, "что с возу упало, то пропало;
отдайте мне, по крайней мере, бедную мою Дуню. Ведь вы натешились ею; не погубите ж ее по напрасну".
- "Что сделано, того не воротишь", сказал молодой человек в крайнем замешательстве; "я виноват перед тобою,
и рад просить у тебя прощения; но не думай, чтоб я Дуню мог покинуть: она будет счастлива,
даю тебе честное слово. Зачем тебе ее? Она меня любит; она отвыкла от прежнего своего состояния.
Ни ты, ни она - вы не забудете того, что случилось". Потом, сунув ему что-то за рукав, он отворил дверь,
и смотритель, сам не помня как, очутился на улице."
А? Каков негодяй-похититель! "Рад просить у тебя прощения"!.. Заметим, что автор (И.П.Б. или А.С.П.)
стесняется написать "Самсона Вырина вытолкали на улицу в три шеи", а - "очутился на улице" у него
Самсон как-то сам по себе. И понятно: только что извинявшемуся Минскому неестественно было бы
тут же и оскорблять действием.
Однако - Самсон оскорбился! Бросил деньги! Не принял ни их, ни извининия. А на другой день - снова
явился к Минскому "насчёт Дуни". Но вышла опять череда неловкостей (а тут-то вам и драма, читатель!):
"В комнате прекрасно-убранной Минский сидел в задумчивости.
Дуня, одетая со всею роскошью моды, сидела на ручке его кресел,
как наездница на своем английском седле. Она с нежностью смотрела на Минского,
наматывая черные его кудри на свои сверкающие пальцы. Бедный смотритель!
Никогда дочь его не казалась ему столь прекрасною; он по неволе ею любовался.
"Кто там?" спросила она, не подымая головы. Он всё молчал. Не получая ответа,
Дуня подняла голову... и с криком упала на ковер. Испуганный Минский кинулся её подымать,
и вдруг увидя в дверях старого смотрителя, оставил Дуню, и подошел к нему, дрожа от гнева.
"Чего тебе надобно?" сказал он ему, стиснув зубы; "что ты за мною всюду крадёшься,
как разбойник? или хочешь меня зарезать? Пошел вон!" и сильной рукою схватив старика
за ворот, вытолкнул его на лестницу."
М-да... Минский мог быть и повежливее. Но честно говоря, и Дуня могла бы
(если бы авторам не требовалась непременно драма)
воздержаться от обморока...- при виде (о, ужас!) родного отца.
Да и Самсон наш ("бедный") мог бы быть поуклюжее да поальтруистичнее, выдавая дочь свою
(возможно и замуж - авторы и этого не уточнили!) тому, кто пытался перед ним неудачно извиниться,
а позднее - вполне удачно пытался обеспечить Дуне возможное благосостояние.

http://lit-classic.ru/index.php?fid=1&sid=12&tid=98

...Это была ссылка на текст "Смотрителя" - но у нас есть, не отходя от того же Пушкина, и
возможность исследовать этот душераздирающий момент жизни любого отца любой дочери - выдачу замуж.
Так ли это драматично само по себе? Так ли походит это на выпихивание
птенчика (женского пола) из родного гнезда для самостоятельного полёта... или падения!?
Так ли должен страдать родитель, болея за судьбу (неведомую? - а кто мешает уведомиться?)
родной дитяти?
Вот сцена признания и "сватовства" (впрочем без посредников) Гринёва из "Капитанской дочки":
"Разумеется, при первом удобном случае я принялся за прерванное объяснение,
и Марья Ивановна выслушала меня терпеливее.
Она безо всякого жеманства призналась мне в сердечной склонности и сказала,
что ее родители, конечно, рады будут ее счастию.
«Но подумай хорошенько, — прибавила она, — со стороны твоих родных не будет ли препятствия?»
Я задумался. В нежности матушкиной я не сомневался, но, зная нрав и образ мыслей отца,
я чувствовал, что любовь моя не слишком его тронет и что он будет на нее смотреть как на блажь
молодого человека."
Как видим - от ЕЁ родителей только радость, без всякой драмы
(а вот от ЕГО отца - опять вероятный каприз!)... Как увидим по сюжету "Капитанской дочки",
драма ещё будет: ЕЁ родители будут... убиты на глазах дорогого жениха. Но впоследствие -
ЕГО отец застрелит ЕГО соперника (Швабрина - см. пропущенную главу)...
Вот - вы скажете - Швабрин-то и был, подобно Минскому, ПОХИТИТЕЛЕМ невесты!
Я возражу: сравните, в каких условиях Швабрин её содержал. Не было ни шестёрки лошадей,
ни даже моськи - как у похищенной Минским ("бедной") Дуни.
И чем Маша несчастнее Дуни (если не брать разлуку с отцом, при виде которого
она падает в обморок... очень своевременно)? и чем Гринёв лучше Минского? Кстати,
образ последнего дан автором крайне скупо: опять неизвестность, которая тяжелее всего!
И ещё кстати, Гринёва очень не уважал известный Белинский... впрочем, этот
разночинец тут мог быть как раз пристрастен.

http://lit-classic.ru/index.php?fid=1&sid=12&tid=98
http://rvb.ru/pushkin/01text/06prose/01prose/0869.htm

И наконец - вот ВЫДАЧА ЗАМУЖ дочери отцом (Троекуровым) из повести "Дубровский":


http://lib.ru/LITRA/PUSHKIN/dubrowskij.txt

ГЛАВА XIV.
"Подойди сюда, Маша, - сказал
Кирила Петрович, - скажу тебе новость, которая,
надеюсь, тебя обрадует. Вот тебе жених, князь тебя сватает.
Маша остолбенела, смертная бледность покрыла ее лицо.
Она молчала.
Князь к ней подошел, взял ее руку и с
видом тронутым спросил:
согласна ли
она сделать его счастие. Маша молчала.
- Согласна, конечно, согласна, - сказал Кирила Петрович,
- но знаешь,
князь: девушке трудно выговорить это слово.
Ну, дети, поцалуйтесь и будьте
счастливы.
Маша стояла неподвижно, старый князь поцаловал ее руку
вдруг слезы
побежали по ее бледному лицу. Князь слегка нахмурился.
- Пошла, пошла, пошла, - сказал Кирила Петрович, -
осуши свои слезы, воротись к нам веселешенька.
Они все плачут при помолвке, - продолжал он,
обратясь к Верейскому, - это у них уж так заведено...
Теперь, князь,
поговорим о деле - т. е. о приданом."

А? Как вам любящий отец? Какая уклюжесть и альтруизм в такой душераздирающий момент?.. А между тем,
Маше Троекуровой шестерня лошадей с моськами была обеспечена.
Для порядка вспомним и момент похищения (!) в "Дубровском": Дубровский неудачно (!)
пытался Машу похитить. Он получил пулю от её новобрачного мужа и - ещё хуже -
отказ от неё самой под предлогом, что-де "поздно - я обвенчана, я жена князя Верейского".
Заметим, что
этот ритуал эта Маша открыто саботировала: "...она ждала Дубровского,
надежда ни на минуту ее не покидала, но когда священник обратился к ней с
обычными вопросами, она содрогнулась и обмерла - но еще медлила, еще ожидала;
священник, не дождавшись ее ответа, произнес невозвратимые слова.
Обряд был кончен. Она чувствовала холодный поцалуй немилого супруга,
она слышала веселые поздравления присутствующих и всё еще не могла поверить,
что жизнь ее была навеки окована, что Дубровский не прилетел освободить её.
... Вы свободны, - продолжал Дубровский, обращаясь к бледной княгине. - Нет, -
отвечала она. - Поздно - я обвенчана, я жена князя Верейского. - Что вы
говорите, - закричал с отчаяния Дубровский, - нет, вы не жена его, вы были
приневолены, вы никогда не могли согласиться... - Я согласилась, я дала
клятву."
...Так вот в чём штука - "обвенчана"! Вот что важно-то...
Вот что утешает отцовские души... И вот что (обвенчана? не обвенчана?) скрыли от нас
любящие драматизм авторы "Станционного смотрителя".
Жаль, не было в то время телефонов - смотритель бы осведомился о
дунином гражданском состоянии.
И не спился бы.
(но тогда не было бы этой повести и фильма Соловьёва... ах...)
igparis: (Default)
Итак, ещё что из того третьего тома упомнишь -
"Метель" - анекдотец с вопиющими натяжками здравого смысла: обвенчали (ох уж эти нам с Александром Сергеевичем венчания!) по недосмотру не с тем, с кем надо! И опять - роковое венчание представляет помеху совместному счастию... чуть было не!.. Но вдруг всё объясняется и - достойный конец плоской выдумке - "он бросается к её ногам!..". Достоинство данной повести - простота изложения; это важно - и к счастью присуще всему "Белкиному" циклу.
"Выстрел" - не без пошлости же. Пошлось тут худшая ибо нравственная: на стороне подлеца - главного героя - симпатии повествователя, которому понадобилось с ним (с Сильвио) даже расцеловаться на прощание. Этот потенциальный убийца желает не менее чем упиться своим убийством, пусть для упоения нужна и рассрочка. Повод же для убийства - дичайший "кодекс чести дворян", предписывающий этому роду христиан не менее чем убивать друг друга при условии не выполнения условных условий - самураи Европы. Убийство в итоге эффектно заменилось цирковым трюком - убийце оказывается не чуждо благородство... на глазах у красивой женщины, ну, отчего ж нет... Краткий эпилог подбавляет трагизма: наш роковой стрелок пропадает в военной авантюре на задворках Европы и империи. "В бою под Скулянами" - читателям 20 века те места будут известны по фарсовому повторению: где-то там же пропадёт и имущество другого милого авантюриста, называемого впрочем не Сильвио, но Остап.
"Гробовщик" - милая шутка с грустью. После неё хочется больше знать быт и нравы этого народа со странной судьбой - русских немцев.
"История села Горюхина" - блестяще остроумная пародия на краевение и литературу вообще. Стоит цитирования:
Посвятив целые 6 месяцев на предварительное изучение, наконец приступил я к давно
желанному труду — и с помощию божиею совершил оный сего
ноября 3 дня 1827-го <года>.
Ныне, как некоторый мне подобный историк, коего имени я не
запомню, оконча свой трудный подвиг, кладу перо и с грустию
иду в мой сад размышлять о том, что мною совершено. Кажется
и мне, что, написав Историю Горюхина, я уже не нужен миру, что
долг мой исполнен и что пора мне опочить!
Внимательный читатель заметит, что собственно писательство этого краеведа продлилось ровно один день. И даже - судя по прогулке в ноябрьском саду - оно окончилось засветло, то есть ещё до ужина (в те времена называемого обедом).
"Капитанская дочка" - в этот раз поразило ужасом событий: это ожидание приступа Белогорской крепости и судьбы её обитателей... Глава с приездом Гринёва к своим, в бунтующую деревню - пропущена автором напрасно. Она и проясняет многое в событиях, характерах и всей истории, и сама по себе хороша, жива как картина. Встреча Маши Мироновой с императрицей - неожиданная, почти сказочная наивность: доступность монархини преувеличена. В "эпилоге" забыт Швабрин - как раз против ожидания неравнодушного читателя.
Вообще эта повесть - лучшая проза Пушкина.
(уже во времена Пугачёва было слово "винтовка"!)
"Пиковая дама" - удивляет скорый обрыв любовной линии: Герман "просто объясняет" Лизе "всё". Ему не стыдно своего сребролюбия и своей лживости, ему не нужна любовная победа. Вот тут и есть основа его безумия: безумец не отличает целей от средств и меняет их местами. Вся драма фарсово сводится к его неловкому жесту - "обдёрнулся" дамой вместо туза. Впрочем, читатель-романтик может подозревать и телекинез... мистический.
"Египетские ночи" - не стал перечитывать. Смесь разврата и смерти - слишком мне теперь мерзко.
"Арап Петра Великого" - несколько мелковато (любови одна за другой) и потому скучновато, правильно оставлено без завершения. Простое его, арапа, жизнеописание - интереснее.
"Рославлев" - жаль, что не развёрнуто в "Войну и мир". В отличие от последнего - даёт верное объяснение пожару Москвы: русские её зажгли сами намеренно (и в 1941 эту тактику повторили, взрывая Киев и минируя столицы).
"Барышня-крестьянка" - ах, водевиль-водевиль-водевиль...
"Кирджали" - очерк нравов, стоящий прочтения.
igparis: (Default)
Илья Исидорович Фондаминский (Фундаминский, литературный псевдоним Бунаков; 17 февраля 1880, Москва — 19 ноября 1942, Освенцим) — российский революционер, масон, религиозный деятель...
...Был одним из редакторов ведущего журнала эмиграции «Современные записки» (1920—1940). Благодаря Фондаминскому журнал был открыт для авторов различных направлений общественно-политической мысли и различных литературных течений. Так, в журнале публиковались работы Л. Шестова, С. Франка, Г. Флоровского, Д. Мережковского; художественные произведения И. Бунина, В. Набокова, А. Ремизова, М. Алданова...
...В 1935 году умерла жена Фондаминского. После её смерти он издал книгу, в которой были собраны воспоминания её друзей[5].
В июне 1940 года уехал из Парижа от наступающих немецких войск в неоккупированную зону, лето провел в районе города По. Тэффи в своих воспоминаниях пишет, что Фондаминский имел возможность уехать в США, что туда уже перебрались многие его друзья и единомышленники. Однако он так и не покинул Франции и вскоре вернулся в Париж. По мнению Тэффи, он не уехал, поскольку ему было бы стыдно перед теми, кто остался (в том числе перед его лучшим другом, Матерью Марией), «за то, что поберёг себя»[5].
22 июня 1941 года был арестован германскими оккупационными властями в числе большой группы примерно из 120 русских масонов[6]. Содержался в лагере Компьень, где 20 сентября 1941 года был крещён в православие. В то время, как большинство арестованных, русских по национальности, были освобождены, Фондаминский как еврей был оставлен в лагере. В 1942 году был отправлен в лагерь в Дранси, а затем в Освенцим, где погиб.
igparis: (Default)
Высокопоставленный ЦРУ-шник признаётся (кроме прочего), что не смотрит телевидение с 1984 года (см. пред. пост с ютубом).
Все догадались, почему.
Правильно - не хочет жить в МАТРИЦЕ.
Метафора напрашивалась давно, но в чистом виде не складывалась:
Я ПРЕДЛАГАЮ МАССАМ ВЫЙТИ ИЗ МАТРИЦЫ - ОНИ НЕ ХОТЯТ.
КРАСНАЯ ТАБЛЕТКА (тв) - КРАСИВШЕ, В НЕЙ ЖИТЬ ПРИВЫЧНЕЕ.
И болеть привычнее - за НАШИХ, за СИЛЫ ДОБРА (руководимые из Вашингтона, ДК) и ФОРПОСТ ЦИВИЛИЗАЦИИ (государство Израиля).
А те, что усатые в тюрбанах - вот они во всём виноваты.
...А неувязочки-то?
"- вы имеете в виду теории заговора?"
- НЕТ, Я ИМЕЮ В ВИДУ КРАСНУЮ ТАБЛЕТКУ.

October 2017

S M T W T F S
12345 6 7
8910111213 14
151617 18192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 05:11 am
Powered by Dreamwidth Studios